На главную В этот день Катастрофа Boeing 747 под Токио

Катастрофа Boeing 747 под Токио

Крушение Boeing 747 под Токио 1985 Одна из крупнейших авиационных катастроф. Авиалайнер Boeing 747SR-46 авиакомпании Japan Air Lines (JAL) совершал внутренний рейс JAL 123 по маршруту Токио – Осака, но через 12 минут после взлёта лишился вертикального хвостового стабилизатора. Экипаж продержал неуправляемый самолёт в воздухе 32 минуты, но он врезался в гору Оцутака в 112 километрах от Токио. Из находившихся на его борту 524 человек (509 пассажиров и 15 членов экипажа) выжили только 4.

Самолётом управлял очень опытный экипаж, состав которого был таким:

Командир воздушного судна (КВС) — 49-летний Масами Такахама. Налетал 12423 часа, 4842 из них на Boeing 747. Второй пилот — 39-летний Ютака Сасаки. Налетал 3963 часа, 2665 из них на Boeing 747. Бортинженер — 46-летний Хироси Фукуда. Налетал 9831 час, 3846 из них на Boeing 747. В салоне самолёта работали 12 бортпроводников.

На день катастрофы лайнер совершил 18.835 циклов «взлёт-посадка» и налетал 25.030 часов. Самолётом управлял очень опытный экипаж. 12 августа в Японии накануне праздника Обон был каникулярный период, когда многие японцы совершают ежегодные поездки в родные города и на курорты и поэтому в тот день в международном аэропорту Ханэда было большое оживление; все хотели как можно скорее попасть домой, потому что праздник Обон принято встречать с семьёй. Самолёты Japan Air Lines (JAL) были полностью загружены даже на внутренних рейсах. В итоге на рейс JAL 123 из Токио в Осаку сели 509 пассажиров. Всего на борту самолёта находилось 524 человека – 509 пассажиров и 15 членов экипажа.

В 16:50 Boeing 747SR-46 борт JA8119 вернулся в аэропорт Ханэда, выполнив очередной внутренний рейс (JAL 514 Титосэ-Токио). Самолёт был дозаправлен, экипаж в кабине остался тот же. Командир экипажа сидел в кресле второго пилота, а в командирском кресле сидел второй пилот, которого скоро должны были назначить командиром экипажа. В 18:04 рейс JAL 123 начал выруливать на взлётную полосу № 15L. Несмотря на причинённые неудобства, пассажиры не проявляли ни малейшего недовольства и ждали, когда начнётся 54-минутный рейс из Токио в Осаку. В 18:12 рейс JAL 123 вылетел из Токио».

Карта полета и крушения Боинга

Отрыв вертикального хвостового стабилизатора. В 18:24 рейс Japan Air Lines-123 занял эшелон FL240 (7200 метров)». 18:24:10 БП: «Несколько пассажиров нажали кнопку вызова. Я могу выйти к ним?» КВС: «Только осторожно… осторожнее… и побыстрее». БП: «Хорошо». В 18:24:34 [Самолёт сотрясает взрыв. С треском отрывается вертикальный хвостовой стабилизатор, давление в салоне падает, самолёт теряет управление]. 18:24:34 [В хвосте самолёта раздаётся звук, похожий на взрыв.] [Биип… Биип… Биип…] БИ: «Эх! Сигнализация отключается». КВС: «Что произошло? Проверить шасси… Шасси! 18:24:44 БП: «Прошу надеть кислородные маски, пристегнуть привязные ремни, мы приступаем к аварийной посадке…

В пилотской кабине сработала сигнализация о резком падении давления в салоне. Пилоты пытались выяснить причину взрыва в хвостовой части самолёта, сопровождавшегося разгерметизацией. Поскольку самолёт продолжал лететь нормально, экипаж не сразу понял, насколько всё серьёзно. КВС предположил, что сорвало створки шасси. Бортинженер сообщил о неисправности гидросистем. Командир принял решение лечь на обратный курс, второй пилот повернул штурвал вправо, но самолёт не слушался руля. Все четыре гидравлические системы вышли из строя, самолёт стал неуправляемым. Между экипажем и центром УВД обсуждались варианты места посадки рейса 123 – международный аэропорт Тюбу в Нагое, база ВВС США в Йокоте и аэропорт Ханэда. УВД Токио предлагало КВС сесть в Нагое (в 115 километрах), но он решил вернуться в аэропорт Ханэда.

К 18:33 двигатели лайнера ещё подчиняются командам пилотов. КВС предпринимал всё, чтобы повернуть рейс 123 на обратный курс. Но лишённый киля самолёт с возрастающей амплитудой продолжал раскачиваться по всем трём осям. Самолёт продолжал лететь и одновременно то набирать высоту, то резко снижаться, при этом раскачиваясь то вправо, то влево. Некоторым пассажирам от такой болтанки стало плохо.

Пилоты пытались управлять самолётом при помощи двигателей, хотя это было трудно. Дифференцируя тягу левых и правых двигателей, экипажу удалось повернуть самолёт на восток и рейс 123 лёг на курс, благоприятный для посадки в аэропорту Ханэда. Когда самолёт поравнялся с горой Фудзияма, пилоты попытались повести его на снижение. Однако скорость резко выросла, и чтобы её уменьшить, пилотам пришлось аварийно выпустить шасси.

В 18:41 на высоте 6600 метров самолёт стал полностью неуправляемым и сделал круг радиусом 4 километра. Отчаянными усилиями командиру удалось вернуть рейс 123 на прежний курс. 18:47:00 УВД Токио: «Сейчас вы можете пилотировать?» КВС: «Самолёт неуправляем… Эй, впереди гора… Разворот вправо. Падаем! Мы врежемся в гору!» Экипаж использует всю мощность двигателей, чтобы набрать высоту, но самолёт начинает произвольно кабрировать и стремительно падать.

Пытаясь избежать столкновения с горой, командир увеличил тягу двигателей, но эффект оказался противоположным ожидаемому: самолёт резко задрал нос вверх и едва не свалился в штопор. И всё-таки, используя максимальную тягу двигателей и выпуск закрылков от аварийной электросистемы, экипажу удалось выровнять самолёт. Но успех оказался временным: неуправляемый авиалайнер вновь опустил нос и устремился прямо на ближайшую вершину. Скорость снижения увеличилась. КВС приказал выпустить закрылки и прибавить обороты турбинам. Самолёт снова выровнялся, но на этот раз катастрофа была неизбежна.

Правое полукрыло лайнера задело верхушки деревьев и оторвалось, после чего рейс JAL 123 опрокинулся на «брюхо» и на большой скорости врезался в лесистый склон горы Оцутака на высоте 1457 метров в 112 километрах к северо-западу от Токио. В результате удара лайнер полностью разрушился, его обломки разлетелись на расстояние до 5 километров, тут же вспыхнул пожар.

Столб густого чёрного дыма, поднявшийся над горой, позволил довольно быстро установить точное место катастрофы.

Конкуренция между многочисленными японскими службами спасения послужила причиной неразберихи и задержек, в то время как жертвы катастрофы ждали помощи. Военно-воздушные силы США предложили свою помощь в поиске. Американский самолёт C-130 первым обнаружил место падения самолёта спустя 20 минут после катастрофы и передал координаты японским спасателям. По ним вылетел японский вертолёт Bell UH-1, однако его экипаж следов выживших не нашёл. Не имея возможности приземлиться из-за склона в 45°, а также из-за пожара, бушевавшего практически на всей площади расположения обломков, командир вертолёта Судзу Амори принял решение вернуться на базу.

Только через 14 часов после крушения на место катастрофы всё же прибыла команда спасения японских сил самообороны. Она обнаружила четырёх выживших пассажиров, пострадавших от переохлаждения. Выжившими оказались две женщины и две маленькие девочки: 26-летняя Юми Отиаи, стюардесса авиакомпании Japan Airlines, 34-летняя Хироко Ёсидзаки со своей 8-летней дочерью Микико и 12-летняя Кэйко Каваками (последняя была найдена сидящей на дереве). Их немедленно доставили в токийский госпиталь.

Все четверо выживших пассажиров сидели в хвосте самолёта. Остальные 520 человек (505 пассажиров и 15 членов экипажа) погибли. В ходе дальнейших поисковых работ были найдены оба бортовых самописца, а также было обнаружено большое количество записок пассажиров, в которых они прощались с семьями и родственниками.

Схема, на которой показаны места выживших. Все, кто сумел остаться в живых, сидели в хвостовой части самолета. Их места отмечены фиолетовым цветом

Позднее одна из четверых выживших – Кэйко Каваками – рассказала в госпитале, что сразу после падения самолёта её отец (пассажир рейса 123) ещё разговаривал с ней, призывая не падать духом, а потом затих. Кроме того, она слышала крики и стоны других раненых.

Эксперты установили, что значительное число пассажиров рейса 123 погибли на земле от ран и холода, поскольку спасателей направили к месту катастрофы слишком поздно. Врачи установили, что некоторые пассажиры оставались живы спустя 10 часов после катастрофы, но постепенно скончались.

Это вторая по количеству жертв катастрофа за всю историю авиации (после столкновения двух Boeing 747 на Тенерифе) и крупнейшая катастрофа одного самолёта. Расследование. Расследованием причин катастрофы рейса JAL 123 занялась японская Комиссия по расследованию авиационных происшествий (AAIC). В ходе расследования было установлено, что 2 июня 1978 года борт JA8119, заканчивая рейс JAL 115 по маршруту Токио – Осака, ударился хвостовой частью о взлётную полосу аэропорта Осаки, в результате чего был повреждён хвостовой гермошпангоут – переборка, отделяющая хвостовой пассажирский салон лайнера, в котором поддерживается примерно постоянное давление воздуха, от негерметичной хвостовой части самолёта.

В процессе проведения ремонта не были выполнены технические условия, предусмотренные компанией «Boeing», согласно которым предписывалось произвести укрепление повреждённых половинок гермошпангоута с помощью цельной пластины-усилителя, закреплённой тремя рядами заклёпок.

Схема ремонта гермошпангоута

Проводившие ремонт техники вместо установки единого усилителя с тремя рядами заклёпок применили два отдельных усиливающих элемента, один из которых был закреплён двойным рядом заклёпок, а второй всего лишь одинарным. Под воздействием переменных нагрузок во время циклов «взлёт-посадка» металл толщиной 0,9 см в местах сверления постепенно разрушался и в конце концов не выдержал.

Места разрушения гермошпангоута

При наборе высоты в роковом рейсе ослабленный гермошпангоут не выдержал давления и разрушился. При этом он перебил трубопроводы гидравлических систем. Вырвавшийся из салона под большим давлением воздух поступил в полость вертикального хвостового стабилизатора, не рассчитанного на такую нагрузку. Это привело к отрыву стабилизатора и повреждению горизонтального оперения. Самолёт стал практически неуправляем.

Разрушенный гермошпангоут

Последствия катастрофы. Авиакомпания Japan Air Lines приняла на себя часть ответственности за катастрофу, так как должным образом не проверила отремонтированный самолёт. Президент авиакомпании Ясумото Такаги подал в отставку, а начальник технической службы авиакомпании в аэропорту Ханэда покончил жизнь самоубийством. Экстренный осмотр всех японских Boeing 747 выявил десятки неполадок и неисправностей, исправление которых отныне регулировалось в обязательном порядке во избежание повторения катастрофы. Авиакомпания Japan Air Lines в знак уважения к пассажирам и экипажу рейса 123 сменила номер рейса Токио – Осака с JAL 123 на JAL 127 и теперь по этому маршруту летают Boeing 767 и Boeing 777. Подавляющая часть родственников погибших получила денежные компенсации от авиакомпании Japan Air Lines, решив не доводить дело до судебных расследований.

Источник: https://belayaistoriya.ru/blog/43210974134/KATASTROFA-Boeing-747-pod-TOKIO-1985g?nr=1

Загрузка...

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ