Вторник, 28 мая, 2024

«Вне родины нет искусства…»

Опубликовано

Так выражался эмигрировавший из России известный художник Филипп Андреевич Малявин, который с 1900 по 1920 годы проживал в деревне Аксиньино Рязанского района.         

Некоторые искусствоведы считают Филиппа Андреевича среди живописцев, когда-либо трудившихся над созданием своих произведений на рязанской земле, самым знаменитым.  Его имя известно сейчас во всём мире. А многие лучшие его произведения создавались в Аксиньино.

Рязанское начало

Впервые в рязанские края Малявин приехал в 1900 году, после состоявшейся в Париже всемирной выставки, где его картина «Смех» произвела фурор. Она изображала русских баб в ярко красных одеждах на зелёном лугу. Эту работу отличали особый колорит, необычайно размашистая манера письма и неординарность композиции. Именно это произведение было удостоено золотой медали, а через год приобретено венецианским Музеем современного искусства. Часть полученной в придачу к медали денежной премии Малявин потратил на приобретение усадьбы в деревне Аксиньино Рязанского уезда. «Давно мечтал о таком глухом уголке, — признавался тогда сам художник, — где только соловьиный посвист да сорочий стрекот нарушают тишину».

В февраля 1901 года у Малявина родилась дочь Зоя. Факт этот зафиксирован в одной из метрических книг, хранящихся в Государственном архиве Рязанской области (ГАРО). Крестными девочки были ректор Императорской академии художеств академик В.А. Беклемишев и сестра жены Филиппа Андреевича, дочь генерал-лейтенанта Александра Александровна фон Гут.

В Аксиньино Малявин создал ещё один свой художественный шедевр мирового уровня — картину «Вихрь». Российская общественность увидела её в 1906 году на выставке объединения «Мир искусства». Изображённые на лугу рязанские бабы, неожиданно застигнутые сильным ветром,  словно бы выражали настроения революционной эпохи. Сам знаменитый Илья Репин считал «Вихрь» лучшим произведением живописи, характеризующим происходящие в общественном сознании изменения.

В том же 1906 году тридцатисемилетнего Малявина, сына бедного крестьянина из Самарской губернии, не имеющего даже общего образования, избрали академиком, и он отправился в трёхлетнюю заграничную поездку. А вернувшись в Аксиньино, художник продолжал интенсивно работать, черпая силы в общении с рязанской природой.

Персональная выставка

Октябрьскую революцию 1917 года Филипп Андреевич Малявин принял с большим воодушевлением. Он сам явился к новым губернским властям и предложил услуги по написанию портретов членов губернского исполнительного комитета, равно как  и других известных деятелей местной советской власти. Но хватило художнику и самого короткого общения с этими «новыми людьми», чтобы понять, что в действительности помимо пламенных революционеров пришли к власти и бессовестные рвачи, и словоохотливые пустобрёхи, и просто умеющие угодить начальству бездельники или пьяницы. От своей первоначальной затеи – оставлять их физиономии на холсте для истории, художник очень быстро отказался. Благо и повод нашёлся основательный –  у Малявина заболела тифом дочь. 

В ответ на это извещение советские номенклатурщики дали понять,  что власти позволяют живописцу сделать в работе вынужденный перерыв. Но напомнили, что начатое дело необходимо будет продолжить после того, как дочь выздоровеет. Только  создавать новые картины на рязанской земле Малявину больше не пришлось. В 1920 году он со своей семьёй переехал в Москву. А предшествовала этому состоявшаяся в Рязани его персональная выставка 1919 года. На неё полотна в отдельном вагоне доставлялись в том числе и из Москвы. Причём одна из больших картин, размеры которой превышали габариты вагона, транспортировалась лежа на специальной платформе.  

За короткий срок  работы Малявина успели оценить очень многие рязанцы. «Выставку  картин Ф.А. Малявина посетило свыше 15 тыс. человек, –   сообщали тогда «Известия Рязанского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов», – такое посещение можно считать весьма значительным для г. Рязани. В Москве и Петрограде с миллионным населением выставки в редких случаях привлекают такое количество посещений. Ввиду такого успеха выставка будет открыта ещё на некоторое время».   

Портретист советской эпохи  

В Москве жизнь всё-таки заставила Малявина продолжить запечатление на холстах физиономий советских деятелей. Писал он портреты  и Луначарского, и Троцкого. А в Кремле сделал более двадцати набросков с В.И. Ленина, собираясь писать его портрет маслом.  По свидетельству одного из современников, художник произвёл на вождя тогдашней революции и главу первого в мире Советского государства недвусмысленное впечатление. Вот как оно описано в книге воспоминаний: «Русский мужичок, и с хитрецой, – в раздумье промолвил Владимир Ильич,  –  из колеблющихся. Боится, что картины погибнут. А спасти их некому. В этом всё дело. Некому. – Владимир Ильич чуть-чуть улыбнулся. – Большевики, положим, – народ опасный. Кто их там знает, что у них на уме, а кроме них спасти некому. Вот и пришёл».

Уже тогда художник решил эмигрировать из страны, к чему готовился весьма основательно. Чтобы вывезти заграницу свои картины, он воспользовался лояльностью к нему Луначарского. С его помощью на основании постановления Совета Народных Комиссаров от 27 февраля 1922 г. удалось получить мандат следующего содержания: «Предъявитель сего, художник Ф. А. Малявин, имеет право на изъятие своих картин как из ведения музеев, так и из ведения частных лиц на срок не более одного года на предмет организации выставки картин за границей под его руководством в целях реализации доходов от выставки в пользу голодающих».

Безрадостная заграница

За границей ничего, сколько-нибудь значительного, проживавший в Ницце Малявин так и не создал. Известна произнесенная им в эмиграции фраза: «Вне родины нет искусства».

«Малюет он и сейчас неплохо, – отзывался о нём знаменитый певец Федор Шаляпин, – да только все его сарафаны полиняли, а бабы сделались какими-то тощими, с постными лицами… Видно, его сможет освежить только воздух родных полей, и больше ничто».  Сейчас полотна Филиппа Андреевича выставлены в Русском музее и Третьяковской галерее, хранятся  в музеях Венеции, Берлина, Парижа и Ниццы. Картина Малявина «Старик у очага» находится в Рязанском областном художественном музее.

Евгений Данилин

Поделиться:

Популярные материалы

Последние публикации

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ