1.4 C
Рязань
Суббота, 27 ноября, 2021

Костры в тумане

- Advertisement -

18 декабря исполняется 200 лет со дня рождения поэта и писателя, нашего земляка Якова Полонского. О его жизни рассказано, казалось бы, всё. Но рязанские краеведы выявили неизвестную ранее информацию, связанную со знакомством Якова Петровича Полонского и генерал-фельдмаршала Александра Ивановича Барятинского.

Полонский по степени таланта и масштабу личности стоит на одном уровне с самыми известными литераторами. И написано о нём очень много. Чего стоит книга одного только Евгения Николаевича Крупина «Потаенные ящики»! Первый том её, не считая последующие, по толщине своей напоминает кирпич. А по содержанию, на мой взгляд, едва ли уступит чуть ли не всем вместе взятым трудам современных авторов, повествующих о жизни и творчестве нашего знаменитого земляка.

Но даже в труде Е.Н. Крупина не рассказано об отношениях Я.П. Полонского и А.И. Барятинского, которые стали известны благодаря краеведческим исследованиям.

Рязанское знакомство

Об отношениях Якова Полонского и генерала Александра Барятинского краеведы знают по архивным исследованиям и рассказам потомков тех Барятинских, которые с XIX века обосновались в Рязани. Знакомство же Александра Барятинского и Якова Полонского состоялось в августе 1837 года. Тогда цесаревич Александр Николаевич Романов (будущий император Александр II) посетил Рязань, а Барятинский Александр был в его свите.

В честь наследника престола гимназист Полонский написал в стихотворной форме приветствие. За это он получил от цесаревича в подарок небольшие золотые часы, покрытые эмалированными незабудками. О презенте сообщил Якову поэт Василий Жуковский, тоже состоявший в свите царственной особы. Дело происходило в квартире директора гимназии Николая Николаевича Семёнова, дяди известного географа Петра Петровича Семёнова-Тян-Шаньского. Там же Полонский и Барятинский были представлены друг другу.

У Александра в нашем городе жили тогда родственники, и он попросил Якова быть сопровождающим по рязанским улицам, когда направился в гости к помещику с. Новопокровское Раненбургского уезда Рязанской губернии Николаю Андреевичу Барятинскому.

Юный гимназист охотно согласился указать дорогу до дома господина Горетовского, где Н.А. Барятинский с женой снимали квартиру. Беседуя по дороге, будущий генерал-фельдмаршал и будущий литератор смогли достаточно много узнать друг о друге и сдружиться. Говорили о смерти Пушкина, перечисляли общих знакомых, делились планами.

Проживающие в Рязани Барятинские не сразу отпустили Полонского, и общая беседа продолжилась за накрытым столом. А потом Яков пошёл домой, а Александр остался ночевать у родственников.

На Кавказе

Обучавшийся на юридическом факультете Полонский в 1844 году окончил Московский университет и успел издать свой первый стихотворный сборник. А потом последовал отъезд на чиновничью службу в Одессу.

Там он познакомился и подружился с чиновником Иваном Федорович Золотаревым, который входил в состав ближайшего окружения кавказского наместника Михаила Семёновича Воронцова, Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора.

Иван и Яков вели в Одессе привычный для тогдашних российских интеллигентов образ жизни. Золотарев помог другу издать второй сборник стихов и был поверенным лицом в страстном романе поэта с Марией Гутмансталь, – женой австрийского консула.

Когда Иван Федорович перебрался с канцелярией Воронцова в Тифлис, стал подыскивать «тепленькое местечко» и для скучающего в Одессе Полонского. Зимой 1846 года Иван сообщил Якову, что добился для него места помощника редактора газеты «Закавказский вестник».

Полонский прибыл в Тифлис в июле 1846 года и остановился на квартире Золотарева. Этот период жизни поэта связан с очередной его влюблённостью. На этот раз Яков Петрович души не чаял в замужней армянке Софье Гулаз. «Женщина эта была страстная, зажигательная, – писал биограф поэта Тхоржевский. – Сама приходила к Полонскому в его холостяцкую квартирку. Томные летние ночи с открытыми окнами упоительны и прекрасны. Утром, когда Софья ещё спала нагишом на постели, он брал карандаш и рисовал её на листах своего альбома».

В 1847 году на Кавказ снова приехал из заграницы, где он залечивал раны, полковник Александр Барятинский. И Полонский решил его посетить.

Встреча состоялась на квартире Барятинского. Якова Петровича сопровождали его любовница Софья Гулаз и подвыпивший Золотарев.

«Женщинам легкого поведения и пьяницам в моем доме делать нечего, – грубо заявил Барятинский, едва только троица переступила порог его кабинета. Иван и Софья тут же были выпровожены казаками-охранниками. А смущенный Полонский не знал, куда деваться. И на этот раз старые знакомые так и не смогли найти общего языка. И больше они уже никогда не встречались.

Исторические светила

В 1851 году Полонский уехал с Кавказа и до конца земных дней своих обосновался в Петербурге, где он и умер в 1898 году.

Согласно завещанию, похоронили его в Ольговом монастыре, что под Рязанью (сейчас это территория женской колонии в с. Льгово).

В 1959 году прах поэта потревожили и перезахоронили на территории Рязанского кремля. Могила его цела до сих пор.

А генерал Александр Барятинский прославился тем, что взял в плен предводителя горцев Шамиля, после чего стали затухать и в конце концов прекратились боевые действия кавказской войны 1816 – 1866 годов. Уже будучи знаменитостью, он продолжал переписываться с рязанскими родственниками.

Несмотря на непохожесть оба они, – и Полонский, и Барятинский, любимы многими соотечественниками. И светят нам, словно костры в тумане истории.

- Advertisement -