Молчать нельзя обращаться

Если примерно лет десять назад профессия психолога казалась мне чем-то далеким, странным и существующим только в американских фильмах, то сегодня психология – важная часть моей жизни. Кстати, твердое решение изменить свою жизнь и во второй раз переехать из Рязани в Петербург было принято как раз после одной из консультаций.
Сейчас среди моих знакомых достаточно много тех, кто имел опыт работы с психологами. Поэтому если в Петербурге я примерно ориентируюсь, как относятся люди к психологии, то вот в Рязани – совершенно не понимаю. Так и возникла идея поговорить с практикующим психологом в Рязани.


Итак.

Ирина Лучкина.

Образование

Окончила Рязанский государственный педагогический университет, факультет истории и английского языка, Рязанский институт развития образования, факультет практической психологии и Институт когнитивного консультирования в Москве.

Опыт работы

В системе образования отработала 18 лет, и все эти годы занималась консультированием. Опыт частной практики – около 10 лет.

Направления, которые использует в своей работе.

Когнитивное направление. Его основная идея – на человека влияют не столько события его жизни, сколько интерпретация этих событий. То, как мы интерпретируем события, влияет на наше поведение и в конечном итоге на нашу жизнь.

И экзистенциально-гуманистическое направление, которое транслирует, что каждый человек уникален и каждый из нас ответственен за то, кто мы и кем становимся.

Также в своей работе применяет трансактный анализ – метод, основанный на убеждении, что бессознательные ожидания родителей превращаются в послание и, безусловно, влияют на тот жизненный сценарий, который выбирает ребенок. Использует это направление в работе как с взрослыми, так с родителями и детьми.

Повышение квалификации.

Проходила различные тренинги. Основой профессионального роста считает супервизию (метод образования, повышения квалификации и качества работы специалистов в сфере помогающих профессий – прим. ред.). Стаж супервизии 15 лет. Супервизор — клинический психолог, психотерапевт Рязанской областной клинической больницы Ирина Цуканова.

«Я считаю, что личная психотерапия необходима каждому профессионалу. Иначе непрорешенность своих проблем будет неминуемо влиять на работу с человеком», – говорит Ирина.


От автора

В интервью приведены истории личного опыта жительниц Рязани. Одна положительно отзывается о работы с психологом. Другая объясняет, почему не доверяет психологам. Не все они захотели, чтобы упоминались их имена, поэтому комментарии представлены в таком виде. Тех, кто имел отрицательный опыт, я не нашла. 

«Все психологические проблемы имеют один и тот же корень»

Я никогда не встречала тех, кому не нужна психотерапия, в том числе среди психологов. Но прежде всего, это необходимо людям с депрессиями и различными зависимостями: любовной, игровой, алкогольной. А также тем, кто страдает от проблем в общении, расстройствами пищевого поведения, испытывает чувство тревоги и страха, которые мешают жить и работать.

Люди часто говорят о комплексах, неуверенности в себе. Это неприятие себя. Здесь у человека может быть огромное количество проблем. Потому что все психологические проблемы имеют один и тот же корень – это низкая самооценка. Когда человек не принимает себя, не ценит, не любит. С этим обращаются чаще всего и с такой проблемой действительно нужно серьезно разбираться.

«Что вы вообще можете мне сказать, я и сам все знаю»

Жители Рязани к психологам относятся позитивно. Многие – с уважением, с неким любопытством. Иногда с некоторой опаской. Кто они такие эти психологи? Некоторые демонстрируют защитное поведение: «Что вы вообще можете мне сказать, я и сам все знаю». При том, что психолог не произнес ни одного слова. Такое поведение мне часто приходилось наблюдать среди родителей. Особенно, когда я работала в школе, и родителей приходили по поводу проблемного поведения ребенка. Но вообще таких людей я встречала очень мало. И думаю, что позитивное отношение жителей нашего города к психологам будет только укрепляться.

«Именно здесь многие отступают»

У меня не было случаев отказа от своих клиентов. Происходит обычно по-другому. Дело в том, что работа с психологом требует от человека усилий и огромного желания изменить свою жизнь. Изменения никогда не даются просто так. Человек сталкивается с интенсивными переживаниями, нередко с сильной душевной болью. Когда наступают изменения, у человека растет тревога, страх, сопротивление этим изменения. И именно здесь многие отступают.

Работа с психологом идет длительное время, иногда месяцы, а иногда и годы. Не предупреждать об этом — значит — не говорить правду. Это касается решения многих проблем в борьбе с депрессией и зависимостями. Если человек глубинно не принимает себя, то работа с ним естественно не предполагает одного дня или одного месяца.

Кроме того, жить по-старому для многих очень тяжело, но безопасно. Ты уже знаешь, что в этой жизни происходит, а что будет в новой – для человека неизвестно и это вызывает страх и тревогу.

Многие приходят и долго рассказывают о своей проблеме, думая, что психолог такой маг и волшебник, который имеет волшебную палочку, и сейчас прикоснувшись к ним, решит все их проблемы. Здесь мы сталкиваемся с тем, что как только человек понимает: работать придется над собой и менять себя (не мужа, своих коллег или директора), все заканчивается. За годы моей практики такие клиенты встречались. Честно, не часто. И чаще всего среди родителей, потому что многие из них не желали менять себя. Они хотели, чтобы я изменила их ребенка, чтобы он был послушным и удобным, а не стал личностью. 

Е, 38 лет.

В прошлом году у меня начались панические атаки. Это такие волны страха, которые не связаны ни с какими конкретными причинами. Просто накатывает волна непонятного ужаса, а ты вроде и чувствуешь ее как непосредственный участник и в то же время смотришь на себя как будто из «зазеркалья». Звуки приглушенные, запах какой-то стоит чудной. Не сказать, что противный, но от него аж мурашки по коже. Обратилась к неврологу, хорошему, именитому. Прошла назначенный курс укрепляющих нервную систему медикаментов. Никуда ничего не делось. Вдобавок у моего сына, как говорится, «обострились отношения с окружающими». Было такое впечатление, что у него в голове своя параллельная реальность. Это проявлялось и в школе, и дома, и в отношениях со сверстниками, и с учителями, и с нами, родителями. Понимая, что самостоятельно со всем этим уже не справляюсь, я начала думать о помощи специалиста, спрашивать у своих знакомых, есть ли кто-то на примете. Мне очень повезло. Сразу, с первой попытки мы встретили психолога, с которым и по сей день продолжаем работать. Самое интересное для меня открытие было в том, что искала я психолога для своего ребенка, но в итоге мы работали со мной, а результат проявляется опять же на моих детях. И не только на них.

Наша психолог сразу предупредила меня, что заниматься нам предстоит не меньше года, с четкой периодичностью – раз в неделю. Впрочем, накал страстей улегся уже через пару месяцев. В семье стало гораздо спокойнее, мы с детьми начали лучше понимать друг друга, больше общаться, просто болтать. Атаки тоже отступили. Теоретически, мы можем и остановиться на достигнутом – в целом, все наладилось. Но увидев, как это помогает, теперь я хочу уже большего: внутреннего покоя и понимания уже не только своих детей, но и себя. А к этой ценности путь не прост и не быстр. И стОит он любых вложений и затрат.

 «…и весь мир прекращает существовать»

Выбирая «своего» психолога нужно, прежде всего, довериться своей интуиции. Человек должен почувствовать, что он доверяет этому психологу и готов говорить с ним о самом важном и больном для себя. Настоящий профессионал отличается подлинным принятием, безоценочным отношением и действительно умеет сопереживать 

Внутренний мир каждого из нас уникален. Задача психолога — не только с разрешения войти в этот мир, но и почувствовать человека, уметь поговорить с ним на его языке, если хотите, прикоснуться к его сердцу.

Для меня психотерапия это не просто набор техник, с которыми профессионал работает. Это искусство. Во время работы с человеком у меня все замирает, и весь мир прекращает существовать. Важно помнить: эта профессия предполагает, как никакая другая, призвание и особый дар.

«Интересная закономерность: женщины обращаются чаще чем мужчины»

Во время моей работы в школе родители обращались в основном по поводу неуспеваемости своих детей: ребенок не мог или не хотел учиться. Если не хотел – проблема в мотивационной сфере. Если не мог –в интеллектуальной. Также обращались с проблемами агрессивного поведения, дезадаптацией в классном коллективе, когда ребенка не принимали сверстники или возникали конфликты с педагогами.

В моей частной практике взрослые приходят как с проблемами в детско-родительских отношений, так и с партнерами по жизни. Кроме того, часто встречаются обращения по поводу депрессий, панических атак, любовных и алкогольных зависимостей. Возраст моих клиентов от 18 до 43. Интересная закономерность: женщины обращаются чаще чем мужчины.

Т., 24 года.

Почему я отрицательно отношусь к психологам? Считаю, что психологи субъективны и не видят проблему со всех сторон. Самому человеку изнутри свои проблемы видно лучше. Я не уверена, что психологи может меня понять, все-таки это другой человек. И даже если он тысячу раз видел такие ситуации, то он в ней не был. Я не верю, что прочувствовать боль или счастье можно научить. Еще я не уверена, что смогу принять совет. Потому что сама себе психолог и миллион раз в голове продумываю все варианты, где я буду счастлива или несчастлива.

В последнее время приходится часто сталкиваться с тем, что пишут психологи в интернете. И я к этому очень негативно отношусь. Те лозунги, которые они преподносят, можно сравнить с рекламой таблеток для похудения – «съел две таблетки и похудеешь». Особенно раздражают советы об отношениях. Я считаю, что отношения должны быть легкими. И если мужчина и женщина обладают одинаковым уровнем интеллекта, развития, то они будут находить время и желание решать свои мелкие проблемы. А вот когда возникают крупные, и одна из сторон усиленно терпит другого, то зачем вообще тогда отношения? И никакие психологи здесь не помогут.

«Будь экономистом – это престижно»

Какой я вижу цель обращения к психологу вообще и какой я вижу психологические страдания людей? Все приходят в этот мир, чтобы стать собой и жить своей подлинной жизнью, осознавая свои истинные потребности и желания. Что же происходит с ними на самом деле? Вместо этого многие предпочитают полагаться на то, что одобряется в их собственной семье, и не только одобряется, а часто навязывается им. То есть семья как бы говорит: «Будь таким». Также многие нередко полагаются на то, что ценится друзьями, учителями и диктуется социальными установками. Например, будь экономистом – это престижно. Таким образом многие становятся отчужденными от себя. Они просто себя предают. Все это неминуемо приводит к страданиям.

И еще. Любой человек не может существовать без достойного отношения к себе. Я понимаю под этим самоуважение, глубинное самопринятие и любовь к себе.

«…было все: слезы, горечь, непроходящая печаль и неспособность дойти даже до магазина. Но мы разорвали этот порочный круг»

Я помню абсолютно всех, с кем работала, и все они, конечно же, по-своему очень дороги. Несколько лет назад весной ко мне обратилась мама 18-летней девушки: ее дочери необходима помощь психолога. Назовем ее Вера. Она училась на 1 курсе, но к этому моменту вуз уже не посещала, практически не выходила из дома и постепенно перестала следить за своей внешностью. Девушка совершенно не могла что-либо делать, силы отсутствовали.

Я диагностировала депрессию. Она имеет несколько причин, но базовая – человек не живет своей жизнью, оторван от себя, давно не прислушивается к своим истинным желаниям, не знает, что ему нравится и что он хотел бы делать. Мы с Верой долго разбирались в происходящем, с большим трудом она сдала летнюю сессию и оформила академический отпуск. Мы поняли: причина депрессии в том, что Вера поступила совершенно не в тот вуз, не на тот факультет. Она долгое время это не осознавала. А ее душа это подсказала в виде депрессии. Такие состояния всегда имеют вторую сторону, и они нам всегда о чем-то рассказывают. И призывают нас посмотреть на свою жизнь и посмотреть на себя.

Осенью следующего года Вера приняла решение устроиться на работу флористом. Тут выяснилось, что она боится представлять себя, искать работу, разговаривать с руководителями фирм, рассказывая о себе. Мы это преодолевали. Сначала она работала помощником флориста, а потом ее перевели на основную должность. Конечно, были и сложности: приходилось учиться выстраивать отношения с коллегами и руководством. Потом она поступила заочно в вуз по направлению «логистика», чем меня немало удивила. Это наряду с флористикой оказалось для нее увлекательным. Затем Вера узнала о курсах флористики в Москве. Чтобы оплатить обучение, ей пришлось сначала ездить в столицу на несколько дней и работать там по 12 часов. В 21 год она сдала квартиру в Рязани и уехала жить в Москву.

Первый год мы работали 2 раза в неделю, второй год – один раз в неделю, иногда реже. Третий год приблизительно каждый месяц. Здесь было очевидно, что она вставала на ноги. Первый год был нелегким для нас обеих. Мы много работали над отношениями с ее мамой, папой и бабушкой, но главное, мы разбирались, почему такая красивая молодая девушка так относится к себе. Вера считала себя совершенно никчемной. В течение первого года работы было все: слезы, горечь, непроходящая печаль и неспособность дойти даже до магазина. Но мы с ней разорвали этот порочный круг. Сейчас она окончила одну из лучших школ флористики, работает флористом и живет совершенно самостоятельно. Я очень рада за нее.

От автора.

Молчать нельзя обращаться.

Каждый сам для себя выбирает, где поставить запятую. Но тогда вопрос: почему, когда у человека болит горло/сердце нога, он идет ко врачу, а если душа, то чаще всего он решает лечить ее самостоятельно?