Акценты 23 июля 2018 16:39 | Просмотров:

Мечтать и стать. Лица Старорязанской экспедиции

Не единожды получится у каждого, кто задастся подобной целью, отыскать среди участников экспедиции ей по-настоящему преданных – приезжающих на Старую Рязань десятилетиями. Это люди, влюблённые в археологию, с самого детства знакомые с «природой» раскопа и эту природу хорошо понимающие. К числу таких исследователей относятся мои собеседники.  Первая история от Максима Панкина — выпускника факультета истории РГУ имени С. А. Есенина, поделившегося с нашими читателями рассказом о своём многолетнем археологическом опыте.

«В самый первый раз в этих краях я оказался, когда мне было, наверное, лет десять, рассказывает Максим. Нас с группой привезли на небольшую экскурсию на городище, и я помню, как буквально обмирал по Старой Рязани. В составе же экспедиции я приехал сюда только спустя некоторое время  – в девяносто четвёртом году – и с тех пор приезжаю регулярно. Надо сказать, на раскопах я с тринадцати лет  – но заболел всем этим и того раньше, ещё в шестилетнем возрасте. Прямо за нашим домом в Дашково-Песочне было распаханное поле; я любил ходить туда собирать черепки, а однажды нашёл браслет из стекла и бусины – с чем и отправился в Кремль, к археологу Василию Васильевичу Судакову. Мы с ним потом ездили на это место, смотрели. Чем дело кончилось, сейчас уже не помню, но начало любви на всю жизнь и вправду было положено». В 1987 году Максим принял участие в первых в своей жизни археологических работах, осуществляемых под руководством М. М. Макарова и В. В. Судакова. «Это были раскопки в Кремле, и именно в это время  – был я тогда совсем ещё пацаном – мне довелось познакомиться с Еленой Владимировной Буланкиной. Студентом, к слову сказать, я тоже вернулся в Кремль; раскоп наш тогда расположился около памятника Есенину».

Исторический момент — извлечение из земли очередного артефакта. Максим Панкин — второй слева

Максим  – непосредственно тот человек, что нашёл в 2013 году последний из семнадцати старорязанских кладов, в настоящее время хранящихся в музеях. «После того как на одном из участков Северного городища был устранён отвал из траншеи Городцова, у нас появилась возможность исследовать этот кусочек земли, и именно на нём повезло найти клад,  – рассказывает исследователь. Рядом с кладом был также обнаружен набор матриц, средневековых форм для тиснения украшений. Было их, если не ошибаюсь, 98. Это третья крупнейшая матричная коллекция в России, а может быть, даже и в мире. Самые крупные в Киеве и Чернигове находятся». Большая часть матриц во всём их многообразии  –  от простых полусфер до изящных экземпляров криновидной формы  – изготовлена из бронзы высокого качества, а потому, несмотря на прошедшие столетия, сохранилась прекрасно.

Останавливаться на достигнутом в планы Максима точно не входит. Последние два года, помимо Старорязанской экспедиции, археолог принимает участие в охранных раскопках на территории Рязанской области. «С нетерпением жду каждого следующего лета,   – признаётся исследователь.  Мне нравится экспедиционная атмосфера, нравится сам процесс поиска, нравится узнавать об истории своей страны. Да и попросту выбираться из города время от времени надо. Ну а вообще, поездки сюда даже какой-то бодрости придают, что ли,  несмотря на тяжёлый физический труд». Сидящая рядом Е. В. Буланкина не медлит с ответом: «Молодой организм просит физического труда, Максим. Ты ещё молодой». А значит, всё впереди!

 Моя следующая собеседница Анастасия Иванова — студентка пятого курса факультета истории и международных отношений РГУ имени С. А. Есенина, в научном багаже которой уже есть серьёзный проект, отвечающий всем требованиям настоящего исторического исследования.

 –  Настя, когда и почему ты выбрала для себя именно это научное направление — сопоставительный анализ языческих и христианских символов на старорязанских драгоценностях? Что эта работа значит лично для тебя? И в чём её пресловутая общественная ценность?

– Для меня тот факт, что я успешно справилась с этой работой, означал, прежде всего, то, что я действительно что-то понимаю в данной области и могу «с чистой совестью» дальше углублять свои познания в ней.Что же до общественной ценности — я глубоко убеждена, что любой научный труд должен быть по-настоящему актуальным. В своём исследовании я стремилась показать взаимосвязь ювелирных памятников древнерусского искусства с процессом установления «двоеверия» на Руси после принятия христианства. Этот процесс шёл долго, кое-где даже кроваво, но он имел место. В настоящее же время пышным цветом расцветают разнообразные неоязыческие секты, во все трубы трубящие, что они сохранили некие тайные знания, которые сумели «уберечь» от христианства едва ли не в виде полноценной религии. Доказательств у них, кроме различных поддельных документов, нет; данные археологии их заявлениям также противоречат. Я считаю, что люди должны быть более осведомлены о древнем периоде нашей истории — в том числе в таких узких областях научного исследования, как моя, чтобы не стать жертвами подобных мошенников.

Фото из личного архива Анастасии Ивановой

 –  Настя, ты не первый год приезжаешь на Старую Рязань. Что больше всего ценишь в экспедиции, будучи молодым учёным, и что привлекает тебя в ней просто как человека?

 – Как исследователя – непосредственная близость к науке, которая «делается» фактически на моих глазах и в том числе моими же руками. Мне нравится работать с предметами материальной культуры, наблюдать за их извлечением из земли и тем, как умелые действия археологов, антропологов и других специалистов заставляют эти немые вещи «говорить» о прошлом. А как человека что привлекает… Думаю, в словосочетание «экспедиционная романтика» все вкладывают примерно одно и то же. Это и приобщение к науке, и отдых на природе, и полевая кухня, и песни под гитару у вечерних костров. Вряд ли можно сказать об этом больше, хотя история, конечно, у каждого своя.

Обязательно вернуться на раскоп планирует и Наталья Овчинникова — студентка  факультета истории и международных отношений РГУ имени С. А. Есенина.

«Когда я поступала в университет, думала: педагогическое образование, учитель истории и английского, какая археология, вы вообще о чём?  Никогда не могла подумать, что буду этой наукой заниматься и что она меня так увлечёт.  А теперь рассматриваю  вариант продолжить археологическое образование в магистратуре. В экспедиции мне  очень нравится».

Девушки экспедиции (Н. Овчинникова — справа) за работой — фиксированием в журнал индивидуальных находок

По признанию девушки, больше всего ей по душе записывать в журнал индивидуальные находки. За этой работой точно не заскучаешь, ведь все самые интересные артефакты проходят через твои руки. «Сама я успела пока найти два фрагмента браслета, амулет из бобровой кости и книжную застёжку в виде меча. Невезучий я, по сравнению с другими археологами, человек в плане „индивидуалок“», — смеётся Наташа.

Впечатлениями от экспедиции поделилась с читателями и Таня Данилова – выпускница школы № 14, в будущем также планирующая оставить археологию в качестве своего большого увлечения.     

– Таня, привет! На раскопе ты уже второй год. Расскажи, что положило начало твоему увлечению археологией?

–  Всё началось в прошлом году, когда наш друг Давид захотел организовать лагерь и начал набирать волонтёров, желающих принять участие в Старорязанской археологической экспедиции. Мне стало интересно, и я поехала. С самим же Давидом мы познакомились ещё задолго до этого — вместе состояли в одной волонтёрской организации. Сейчас он тоже здесь.

Что в экспедиции самое для тебя интересное?

– Для меня самое интересное – встречать ценные артефакты, своими глазами видеть то, чем люди пользовались в прошлом. Да и сама атмосфера на раскопе – быть может, даже не на раскопе, а именно в лагере – очень уютная. Эти моменты, когда мы собираемся у вечернего костра, садимся в круг, поём песни… На душе сразу становится невероятно тепло.

Что до моих находок, конечно, большую их часть прошлым летом составляли фрагменты керамики и кости. А вот в этом году я была лаборантом – записывала в тетрадь находки индивидуальные, чтобы никто ничего не потерял  и всё было по порядку. Это очень серьёзная работа, требующая от человека большой внимательности. Из последних таких артефактов – два крестика, обнаруженных на 47 раскопе буквально за день до нашей встречи.

  А ещё в прошлом году я нашла себе здесь хороших друзей — и в этом тоже.  Всегда приятно не просто заниматься любимым делом, но и встречать настоящих товарищей по духу!

Популярные новости

Вверх