Понедельник, 25 мая, 2020
16.1 C
Рязань

Арсений Кудря: Режиссура для меня – тонкий лёд и большая ответственность

- Advertisement -

Режим самоизоляции. К сожалению, эта фраза уже не напоминает фантастические блокбастеры и апокалиптические триллеры. Это сегодня – наша реальность. Каждый воспринимает её по-своему, как и всё в этом мире. Кто-то наслаждается общением с семьёй, а кто-то от него страдает. Кто-то не успевает перечитать и пересмотреть всё запланированное, а кто-то мается от безделья. Есть, конечно, и более серьёзные проблемы: необходимость ходить на работу в сложившейся непростой эпидемиологической обстановке и, что ещё страшнее, потеря работы.

РИА «7 новостей» свою работу ни на минуту не останавливает. Журналисту для работы не так важны наличие офиса и фиксированного рабочего дня. Мы, как и прежде, а может даже ещё активнее, информируем читателей о происходящем и стараемся наполнить нашу и вашу ленту новостей интересными и полезными материалами.

В театрах картина иная. Они закрыты. Спектакли отменили или перенесли. Артисты и режиссёры, наверное, впервые, за долгое время остались дома и никуда не спешат. А чем же они занимаются всё это время, когда ни играть, ни репетировать не нужно? Об этом нам рассказал актёр и режиссёр Рязанского театра драмы Арсений Кудря. Мы пообщались посредством прямого эфира в социальной сети Instagram, не нарушая режима самоизоляции.

– Арсений, как вам в режиме самоизоляции?

– Это странное ощущение. Но таковы сегодняшние реалии. Я надеюсь, что это время не пройдёт напрасно. Есть, о чём подумать, есть, к чему подготовиться. Прямо перед закрытием у нас состоялась читка пьесы Тома Стоппарда «Входит свободный человек». С этим материалом артисты ушли домой. И передо мной сейчас тоже лежит текст этой пьесы. Нужно переделать его для малой сцены и вместить в формат одного акта.

– Почему вы как режиссёр выбрали именно эту пьесу? Произведение, прямо скажем, не развлекательное.

– Наш театр уже завершил работу ещё над одним спектаклем – «Мы не одни, дорогая» по пьесе Рэя Куни. У нас его очень любят. Премьера состоится, как только это будет возможно. И вот там как раз будет смешно! Этот спектакль поднимет настроение после долгой разлуки.

А свой спектакль я готовлю к осени. Это будет пьеса для размышления, для поиска параллелей. Надеюсь, читатель поймёт тот месседж, который я хочу донести.

– А в чём заключается ваш месседж?

– Сейчас такое сложное время. Мы часто говорим о деньгах, о взаимоотношениях. А герой этой пьесы – свободный человек. Свободный в плане своих решений. Он изобретатель. И, наверное, в современном понимании этого вопроса, его нельзя назвать успешным. В его отношениях в семье, в баре есть много параллелей с теми ситуациями, которые встречаются в жизни каждого человека. Но прямо эти проблемы не называются. Они показываются несерьёзно и даже гротесково. На мой взгляд, эта пьеса, написанная в конце 60-х годов, звучит абсолютно современно.

– Мне герой показался очень узнаваемым. И в журналисткой, и в актёрской, да и в любой профессии есть такие люди – мечтатели, изобретатели, которым кажется, что они вот-вот начнут жить, вот-вот что-то создадут, прославятся, разбогатеют. Раскройте секрет, кто же исполнит главную роль в вашем спектакле?

– Главного героя сыграет замечательный актёр Валерий Рыжков. В работе над этим образом мы с Валерием находимся в сотворчестве. И это для меня очень дорого.

Стоппард называет изобретателя Джорджа Райли не сумасшедшим, но весьма странным человеком. А на мой взгляд он абсолютно не странный. Поначалу есть ощущение, что он немного не в себе. Но в конце мы понимаем и его, и те вопросы, которые автор хотел поднять.

Я уже второй раз обращаюсь к творчеству Стоппарда. Мне нравится его язык, его настоящий английский юмор. Я люблю непростые, нелобовые вещи. В повести «А завтра была война» у Люберецкого есть такая фраза: «Когда знак вопросительный превалирует над знаком восклицательным». И это как раз тот случай. Думаю, это будет спектакль для настоящих ценителей театра.

– А для себя какую-нибудь роль в этом спектакле вы приготовили?

– Нет. Я считаю, что режиссёр не должен выходить на сцену. По-моему, это профнепригодность, когда режиссёр сам ставит и сам играет. Считаю, что это допустимо только в очень редких случаях.

– Вам в какой роли комфортнее – актёра или режиссёра?

– Это совершенно разные миры. Если говорить именно про комфорт, актёром быть комфортнее. Режиссурой я занимаюсь не так долго. Для меня это тонкий лёд и большая ответственность. А в актёрской работе всегда есть такой момент, что ты немного перекладываешь ответственность на режиссёра, художника, ещё на кого-то.

– Спектакль «Входит свободный человек» пойдёт на малой сцене. Почему было принято такое решение?

– Сама история подразумевает камерность. Здесь важны диалоги, а не световое оформление и эффекты. Это не совсем классическая пьеса, не комедия, со зрителем нужно будет разговаривать аккуратно и доносить суть очень подробно. Это история не на каждый день.

– На малой сцене играть сложнее или легче? Мне как зрителю смотреть спектакль на малой сцене всегда намного сложнее, ответственнее. Артисты совсем рядом, и ты понимаешь, что они слышат каждое твоё дыхание, боишься пошевелиться…

– В этом и есть магия малой сцены. Мы действительно чувствуем дыхание зала. Там всего 65 мест – и мы работаем с каждым, ловим взгляды, острее воспринимаем реакцию. К тому же, в таком зале и количество телефонов меньше. А это очень важно! К сожалению, зритель порой не понимает разницу между театром и кино. Им кажется, что можно во время спектакля разговаривать по телефону или вслух комментировать происходящее. Но мы же живые! Мы готовы обмениваться энергией!

А на малой сцене зритель более ответственный и более осознанный. Надеюсь, он поймёт и оценит тему маленького человека, очень актуальную сейчас. В последнее время складывается впечатление, что мы живём в мире супергероев, где нет места простому человеку. Может показаться, что обычная жизнь неинтересна. Но это не так. Каждый человек со своими мыслями, чувствами, идеями – интересен и важен, даже если о нём не кричат по телевизору и в соцсетях. Не только деньги и медийность являются составляющими успеха.

Мне в этой пьесе увиделось что-то сродни чеховским драмам. Когда никто не умер, никакой катастрофы не случилось, но все страдают!

– Иногда крушение планов и мечтаний бывает страшнее смерти. Это мы и видим у Стоппарда. В один момент рушится все идеи героя, всё, чем он жил. В этом и конфликт – кажется, что ничего не произошло, всего лишь один день из жизни. И автор не делает из этого кульминацию, никого не разоблачает. Он преподносит всё это так же просто, как происходит в жизни.

Беседа с Арсением Кудрей продлилась больше часа. Он ответил на вопросы зрителей о спектаклях, которые уже сняты с репертуара, о будущих постановках, о так называемых «ролях мечты», любимых фильмах и книгах. И, конечно, всех интересовали даты премьер. Но об этом говорить пока рано.

Следите за новостями на нашем сайте. Мы будем держать вас в курсе!

- Advertisement -