Акценты Общество 5 июля 2018 14:13 | Просмотров:

Спасти куклу!

С годами сложно становится искренне радоваться простым вещам и повседневным событиям, смотреть на мир с нескрываемым восторгом. Что-то ломается внутри каждого человека, когда он вырывается из детства. Только изредка доводится ощутить эту милейшую непосредственность, заглянув глубоко в собственное сердце, ну или увидев напротив не по-взрослому улыбающийся взгляд. Разве не чудо, когда взрослый человек в душе сумел сохранить детство?! И ведь не сразу распознаешь такого искусника даже среди знакомых.

Эта история абсолютно незапланированная. Идея рассказать её возникла у меня после просмотра сюжета «Края Рязанского» о необычном хобби нашей коллеги – главного редактора рязанской «Комсомолки». Сразу же позвонила ей.

Неправильный коллекционер

– Таня, вот удивила, так удивила! – начала я незамедлительно телефонный разговор. – Я и подумать не могла, что у главного редактора крупного издания такое потрясающее увлечение. Мне обязательно надо об этом рассказать своим читателям.

Три года Татьяна Бадалова коллекционирует редкие авторские и антикварные куклы. Сколько за это время приобретено экспонатов, не смогла сказать даже сама хозяйка. Говорит, перестала считать после тридцатой. Некоторые куклы живут в коробках, иные – на витрине в шкафу, а одна смело восседает на диване в кухне. Правда, на безопасном расстоянии от гостей, домочадцев и двух любопытных собак. Прецедент с питомцами уже случался. Одной кукле собака буквально оторвала голову, добравшись до жертвы в отсутствие хозяйки. Это было потрясением для Татьяны, которое она долго переживала.

Беда случилась и с другой куклой, немецкого производителя Kestner, которого называют королём кукольного производства. Его куклы считаются самыми красивыми в мире. У них благородные лица, правильные тонкие черты.

– София была второй в моей коллекции. Меня в ней поразили особенные ярко-синие глаза. Но, увы, судьба зло подшутила над ней. Во время одной из фотосессий кукла упала. Что удивительно, фарфор остался цел, но разбились глаза. А глаза у всех антикварок сделаны из выдувного стекла. Около года София жила «в слепоте», – рассказывает Татьяна.

А ведь именно глаза, кукольный взгляд – та важная деталь, которая стала для Татьяны одной из определяющих в коллекционировании. Чтобы «вернуть зрение» Софии, надо было заказывать оригинальные глазки за границей. Для ценительницы редких игрушек это оказалось невозможным: такие мелочи – еще бОльшая редкость. Восстановить уникальную деталь помогли в Рязанском театре кукол. Правда, теперь глаза у Софии выполнены из дерева. Но точно переданный взгляд не стал от этого менее волнующим.

– В душе я, наверное, так и осталась ребёнком, – признаётся Татьяна. – Я неправильный коллекционер, потому что не вкладываю деньги в приобретение «на чёрный день», чтобы когда-то коллекцию продать. Мне неважно, сколько таких кукол в мире: две, три или двести, хотя именно этот показатель, прежде всего, влияет на стоимость. Своих кукол я покупаю по зову сердца.

 

 

Неожиданная любовь

У каждой куклы в коллекции Татьяны – своя особенная неповторимая судьба. Первенца 1905 года выпуска она приобрела у потомка коллекционера. Говорит, что подтолкнул к покупке трогательный сиротский вид мальчика-пупса. Захотелось его спасти. Посылка, пришедшая из Германии, поразила Татьяну своими размерами.

– Коробка была огромная. Открыли её – в ней оказалось множество резиновых шариков, среди которых была ещё одна коробка. А в ней среди газет уже лежал Ганс, – вспоминает моя героиня. – Я его взяла, и у меня задрожали руки. Я так боялась его уронить!

К слову, имена многим своим подопечным Татьяна даёт сама. У антикварных кукол имён совсем нет – видимо, затерялись во времени. Авторским изданиям «родные» имена не всегда подходят – считает коллекционер. Так, Хансина превращается в Зосю, а недавно купленный персонаж пока остаётся безымянным. Приехал он из Англии. И пока в семье Татьяны не определят, какая роль была приписана мастером этой кукле: девочки или всё-таки мальчика?

– Может, это даже Маленький принц из сказки Сент-Экзюпери, – предполагает Татьяна, любовно поглаживая выцветшее от времени зеленовато-серое войлочное платье.

На вопрос, что значит для неё это увлечение, Татьяна уверяет, что точно не страсть, а, скорее, кусочек большой мечты о детстве. Хотя, к слову, в детстве её привлекали совсем другие игрушки.

– В детстве у меня были куклы, даже гэдээровские, и я, конечно, в них играла, переодевала, одной даже челку отстригла. Но больше меня интересовали  коллекционные машинки, у которых открывались дверцы, капот, багажник, руль крутился. Мне нравилась эта мельчайшая детализация. И хотя в советское время их было немного, но я их собирала.

Коллекция была растеряна в переездах и окончательно «убита» после рождения двоих сыновей. А три года назад неожиданно родилась любовь к куклам. Антикварным и авторским, тем, которые производят современные мастера очень ограниченным количеством. С них и началось хобби моей героини.

– Я их смотрела на сайтах, аукционах, выставках. Но однажды попалась антикварная кукла, которая меня буквально поразила. Она была настолько не похожа на современных. Я пообщалась с продавцом, поняла, что это целая культура, отдельный пласт жизни для людей. Рассказала об этой кукле домашним, закрыла сайт и постаралась забыть её. Шло время, а кукольный образ никак не выходил из головы. Я заинтересовалась её судьбой, связалась с хозяйкой,  узнала, что её купили. Так, неожиданно возникший интерес заставил меня начать читать про старинных кукол, – рассказывает Татьяна. – Оказалось, что существует множество направлений и производителей. Кукол делали из войлока, воска, дерева, фарфора, кожи, или, как говорят знатоки кукольного производства, на кожаных телах. Погружаясь в тему, мне становилось всё интересней. Затем я начала общаться с коллекционерами. Так постепенно подходила к первой покупке. Сейчас приобретаю куклы, в основном, на специализированных сайтах у коллекционеров, в том числе заграничных. Посещаю выставки. Но езжу туда исключительно посмотреть, потому что соблазн купить очень велик. На выставке куклу можно взять в руки, а затем приходится её «отпустить». Это бывает эмоционально сложно. Когда понимаю, что какая-то кукла «запала в душу», все ещё не решаюсь купить. Тогда мои дети говорят мне: «Ну что, будем её спасать?»

Но куклы дорогие, и чтобы купить очередную, приходится откладывать средства, порой в чём-то себе отказывая. Поэтому новые «жильцы» в доме моей героини появляются не так часто, как, может, ей хотелось бы.

 

 

Гости из другой эпохи

– Мне хочется сохранить первозданный вид кукол. Конечно, если платья их буквально превратились в лохмотья, стараюсь заменить, – продолжает моя собеседница. – Знаете, это достаточно развитая индустрия. Есть мастера, которые из антикварных тканей шьют платья, туфельки и шляпки на кукол по лекалам тех лет.

Я осторожно беру одну из кукол, которую привезла Таня с собой на встречу. Момент, признаюсь, волнительный. И Татьяна понимает, отчего.

– Удивительно, как производитель умудряется передать человеческие и особенно детские эмоции. Например, куклы немецкой мастерской Zwergnase передают весь спектр детских эмоций: и плач, и обиду, и радость, и крик. Но мне больше нравится в куклах величественность и трогательность, нежность и выразительность. Это особенно часто встречается у антикварных экспонатов. Когда я держу их в руках, кажется, будто ощущаю кусочек той эпохи, когда эти куклы были созданы, – признаётся Татьяна.

К некоторым редким представителям индустрии игрушек Татьяна почти болезненно привязывается. Желание поселить их у себя не оставляет её в покое.

– Я очень долго ищу одну куклу и нигде не могу найти. Её я хотела купить в числе первых. Это антикварный мальчик немецкой фирмы Simon & Halbig. Эта кукла была в продаже три года назад и стоила больше ста тысяч рублей. Я общалась с продавцом. Она никак не уступала в цене. В итоге, куклу продали. Я очень переживала… Поразила и никак не отпускает меня ещё одна кукла, которую недавно увидела на выставке. Это произведение французского производителя Жюмо 1901 года. Она очень необычная и дорогая. Купить её я пока не в силах. Да и сама хозяйка, которая изначально выставила куклу на продажу, чтобы решить финансовые трудности, видимо, разрешила свои вопросы. И всё же, может, именно она станет следующим моим приобретением, – надеется «неправильный коллекционер».

Семейные интересы

С претендентами на приобретение Татьяна смело знакомит своих домочадцев. Иногда дети принимают активное участие в обсуждении будущей покупки.

– Порой они говорят, что эта кукла страшная, а та вообще похожа на обезьяну, – смеётся моя героиня. – Но через некоторое время они могут своё мнение изменить. Тогда сомнений у меня не остаётся.

Понимают увлечение Татьяны дома ещё и потому, что она – не единственный коллекционер в семье. Супруг, например, увлекается гитарами, а младший сын собирает модели танков. Но Татьяна всё же превосходит близких в своих пристрастиях к прекрасному. Помимо коллекции кукол у неё имеется собрание картин и авторских игрушек. Но маленькое чудо в её жизни делает именно коллекция кукол.

– Без них мир был бы менее фантазийным, – считает Татьяна и просто уверена, что именно куклы помогают сохранить непосредственность в сложной современной жизни. Ложь, предательство, денежные проблемы остаются во взрослом мире, когда смотришь на эти практически копии живых людей, и возвращаешься мысленно в детство.

 



ВАМ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ
Загрузка...
Вверх