Акценты Общество 12 октября 2018 09:47 | Просмотров:

Сергей Денисов: Невыполнимых задач для меня нет

С Сергеем Денисовым заочно мы знакомы давно. Да и читатели нашего сайта тоже. Он активный участник городских мероприятий и общественно-значимых проектов, его можно увидеть и в театре, и в музее, и на посадке деревьев в городском парке, и даже на эстафете по передаче Олимпийского огня. Сергей из тех, кого называют активистами. Такие всегда в центре, всегда на виду. Из таких активных мальчиков вырастают общественные и даже политические деятели. Если бы не одно но – Сергей передвигается на инвалидной коляске… Хотя, дочитав эту статью до конца, вы поймёте, что никакого «но» здесь нет. И о Сергее мы наверняка ещё не раз услышим.

О Сергее Денисове и сейчас пишут часто и называют обычно «хрустальным мальчиком» – это из-за диагноза «несовершенный остеогенез». К своим 18 годам он перенёс много трудностей, но и сделал столько, сколько не каждый успеет за целую жизнь. Чего стоит только участие в Паралимпийских играх 2014 года в качестве факелоносца и присуждение Сергею нагрудного знака «Горячее сердце».

– Не устал ещё от такого эпитета «хрустальный мальчик»? Не обижаешься, когда тебя так называют?

– Нет. Я считаю, что это не болезнь, а некая особенность, которая отличает меня от других и тем самым даёт преимущество.

– Ты всегда был «хрустальным»? Как проходило твоё детство?

– Примерно в четыре года мне поставил диагноз. До этого рязанские врачи даже не знали, что такое «хрустальная болезнь». Я первый ребёнок с таким диагнозом. Когда стало ясно, что я ребёнок с инвалидностью, в первое время мама растерялась, потому что не было ясно, что с этим делать, как жить, где можно лечиться. На тот момент все просто разводили руками. Да на самом деле методики лечения нет и по сей день. Лет в 12 выяснилось, что у меня пятый тип.

– Что это значит?

– Моя болезнь делится на несколько типов. Пятый тип означает, что у меня при переломах кость разрастается и становится неподвижной. У меня неподвижны локти, оба бедра и левое колено.

– А как же основные составляющие детства – игры, друзья, прогулки?

– Друзья были, они приходили ко мне домой. У нас был частный дом, а перед ним – песочница, единственная на селе. Так что я уже тогда пользовался популярностью. Поэтому с общением и с друзьями проблем не было.

– Ты учился в обычной школе или дистанционно?

– 8 лет я обучался на дому. А перед 9-м классом решил перейти в центр дистанционного образования, так как понял, что в новой школе мне могут дать больше знаний. К тому же, предстояло сдавать ГиА и ЕГЭ, и я опасался, что не справлюсь своими силами. (Подробнее о центре образования «Дистанционные технологии» можно почитать в нашей статье Галина Карпачёва: Наши воспитанники – дети безграничных возможностей!)

– И как были сданы экзамены?

– Я поступил на филологический факультет РГУ имени Есенина. Хочу стать учителем русского языка и литературы.

– Почему ты выбрал именно эту профессию?

– Во-первых, математика это не моё. А во вторых, я понял, что мне нравится открывать для других что-то новое, необычное. Мне нравится удивлять. Да, я удивляю своим видом. Но когда ты показываешь свои знания, открываешь человеку что-то новое, учишь – в этом для меня особое, незабываемое удовольствие.

– В вузе ты учишься дистанционно?

– Нет, очно.

– И насколько в РГУ доступная среда?

– На самом деле до моего поступления, как я понял, там не было ничего. Сейчас я учусь на втором курсе, и уже два года на входе есть пандус. И всё обустроено так, чтобы мои пары шли на первом этаже. Подниматься по лестницам у меня нужды нет.

– В дистанционном центре ты учился один-на-один с педагогом, а в РГУ занимаешься в большой аудитории со студентами. Как ощущения?

– Это интересно, и меня это нисколько не смущает. Это новый опыт. К тому же, обучаясь вместе с другими студентами, я показываю, что я ничем не отличаюсь от других, я такой же человек. Мне просто нужно чуть больше внимания в бытовом плане: пандусы, туалеты и так далее. А в плане образования и общения – всё то же самое.

– И преподаватели никаких скидок не делают?

– А зачем? Всё на общих основаниях.

– Чем занимаешься в свободное время?

– В свободное время я волонтёр в АНО «Навигатор будущего». Мы запускаем проект по обучению волонтёрству. Это будет инклюзивная школа. Мы будем учить ребят с инвалидностью и без неё, будем раскрепощать людей, учить их общаться, дружить. Я в этом проекте выступаю как организатор.

– А почему ты решил заниматься волонтёрской работой? Почему захотел помогать другим?

– Всё идёт от воспитания. Меня с детства учили не замыкаться в себе. Я всегда знал, что моя болезнь неизлечима, и нужно свои минусы превратить в плюсы. Какой смысл сидеть дома? Нужно что-то делать и для себя, и для других. Если такие люди, как мы, будут сидеть дома, то про людей с инвалидностью мало кто узнает, а таких людей очень много.

– Я знаю, что ты пишешь песни. У тебя есть музыкальное образование?

– Нет. Просто я увидел в интернете ролик про инвалидов. В песне в стиле рэп инвалидов восхваляли, возвышали, это было очень сильно гиперболизировано. И я решил рассказать о том, что мы такие же, как все. Поскольку вокальными данными я не обладаю, решил записать рэп. Музыку заимствовал, а слова мои.

Ещё я увлекаюсь монтажом и обработкой аудио и видео и чтением книг.

– А какие книги любимые?

– Ещё в детстве я перечитал все части «Гарри Поттера», рассказы о Шерлоке Холмсе. Сказочные, фантастические истории я люблю и по сей день. Например, люблю «Мастера и Маргариту», где есть много мистического.

– Блогер Поехавший обещал помочь тебе раскрутить свой канал. Как дела продвигаются?

– Канал у меня есть. Я хочу запустить там проект о «Доступной среде», например, делать обзоры колясок.

– Ты встречался со многими известными людьми. Встречей с кем больше всего дорожишь?

– Наверное, встречей с Василием Вакуленко, он же Баста. Выяснилось, что мы с ним очень похожи. Он рассказывал, что вся его жизнь – жизнь вопреки. У него есть затруднения с речью, а для человека, читающего рэп, это большая проблема. И он всё время преодолевает себя. Хоть внешне мы и не похожи, но оказались близки по духу.

– Как вы познакомились?

– Один фонд собирал мне средства на операцию, и телекомпания РЕН ТВ решила снять сюжет об этом. Меня спросили, кого я слушаю, я сказал, что это Василий. И через две недели меня пригласили на встречу с ним. Потом я был на его концерте в Рязани, и мы снова пообщались.

– Друзья, знакомые не завидуют, что ты много ездишь, общаешься со звёздами? Никогда не слышал скептических замечаний по этому поводу?

– Зависть есть всегда и везде. Всем мил не будешь. Но я чувствую большую поддержку. На всё хорошее я говорю «спасибо», а плохое пропускаю.

– И плохое встречается?

– Не на прямую. Это чувствуется, когда ты приезжаешь куда-то и не можешь попасть, потому что там нет пандусов и лифтов. Доступность в нашем городе появляется, но далеко не везде. А порой – просто для галочки. Например, пандус есть, но сделан под таким углом, что можно перевернуться.

– А чего ещё не хватает в нашем городе, чтобы «Доступная среда» стала действительно доступной?

– В первую очередь, нужно начать с места жительства. Нужно сделать так, чтобы такие люди, как я, могли выходить из дома. Нужны удобные лифты, пандусы. Необходимо обустроит подъезды. Тогда люди смогут выходить, чаще встречаться, общаться, тогда и можно будет говорить о дальнейшем.

Вообще у меня есть идея создать карту и нанести на неё доступные и не доступные для инвалидов места. Это было бы интересно и полезно.

– Ты побывал в разных городах и странах. Как там обстоят дела с доступной средой для инвалидов?

– Я был в Мюнстере. Он, конечно, отличается от Рязани, да и от России. Там ты спокойно можешь выйти из дома и пойти с друзьями, куда угодно. 90% общественных мест расположены на первых этажах, они доступны. Или же есть лифты. Есть и низкопольные автобусы: подъезжает автобус, выходит водитель, откидывает пандус, и ты спокойно можешь заезжать внутрь.

– А как ты передвигаешься по Рязани?

– Мама возит меня на машине. Автобус заказать можно, но делать это нужно за неделю и только на один день. А я езжу каждый день. Вроде бы услуга есть, но воспользоваться ей сложно.

– Ты бы хотел переехать в другой город, в Мюнстер, например, где всё комфортно и доступно?

– Зачем бежать от проблемы? Ты убежишь, а она останется.

– Это у других она останется, доля себя-то ты её решишь.     

– Возможно. Но нужно думать и о других. Да, я перееду, закроюсь. А другие ребята останутся. Я считаю, что нужно не бежать от проблемы, а пытаться её решить. И если я пойму, что решить её никак нельзя, я хотя бы буду знать, что я всё для этого сделал.

– Теперь я понимаю, что тебе не зря наградили нагрудным знаком «Горячее сердце». Что значит для тебя эта награда?

– Когда я узнал, что меня наградят нагрудным знаком, я почему-то подумал, что буду, как Кутузов. А вообще это для меня очень почётно. Значит, на Паралимпиаде в 2014 году я сделал всё правильно, сделал то, что должен.

– А как ты попал на Паралимпиаду? Почему факелоносцем выбрали именно тебя?

– Я участвовал в конкурсе: нужно было сделать презентацию на тему «Мой любимый спорт у паралимпийцев». Я выбрал кёрлинг на колясках. И через неделю мне позвонили и сообщили, что выбрали меня, и я понесу факел. Я, конечно, не ожидал такого. Всегда был уверен, что есть люди лучше меня.

– В твоей жизни много трудностей, но много и ярких событий. О чём ты ещё мечтаешь?                 

– Мечты бывают разные …

– Назови какую-нибудь выполнимую и невыполнимую мечту.

– Выполнимое – сделать наш мир доступнее для таких, как я. Чтобы было хотя бы подобие Мюнстера с его доступностью. Я понимаю, что для этого нужны десятки лет. Но начать мы можем уже сегодня.

А невыполнимых задач для меня нет!

Беседовала Ирина Бочарова

Фото с личной страницы Сергея Денисова в соцсети

Популярные новости

Вверх