На главную Рязань Общество Дом госпожи Екимецкой

Дом госпожи Екимецкой




Кажущееся несколько тяжеловесным и как бы вросшим в землю, здание нынешней школы №1 г. Рязани до сих пор остаётся оплотом знаний, каким оно было ещё до революции 1917 года.  

Как я уже сообщал в предыдущей статье, в августе 1870 года Рязанское женское училище преобразовалось в шестиклассную гимназию ведомства императрицы Марии. Обучение проходило по лучшим на то время программам, а сама Мариинка считалась среди учебных заведений города одним из самых элитных. Но определить в него дочерей многие рязанцы не имели возможности: небольшое по размерам здание на пересечении Мясницкой улицы с Мальшинской (ныне – дом 49 по ул. Горького, в котором размещается педагогический колледж) не могло обеспечить необходимого количества учебных мест. В начале девяностых годов XIX столетия приходилось отказывать в приёме 40-50 потенциальным ученицам. Ситуацией пользовались частные учителя, которые постоянно повышали расценки за свои услуги. Одной из домашних учительниц, дававшей частные уроки, была Вера Павловна Екимецкая, дочь земского врача. Она готовила к поступлению в высшие учебные заведения дочерей тех рязанцев, которые могли достойно оплачивать её высокопрофессиональный труд. Семье Екимецких требовались немалые деньги на лечение Евгении Павловны, матери Веры, долго страдавшей нервным расстройством. Когда в 1892 году Евгения Павловна умерла, то стоявшая перед Верой цель – заработать как можно больше денег, –  потеряла смысл. Но этот человек оставить любимую работу не хотел. Вера Павловна стала давать уроки девочкам из малообеспеченных семей.  Иногда даже из тех, которые были не в состоянии заплатить за обучение. О Екимецкой заговорили, как о благотворительнице; у неё в доме, где она проживала с отцом и младшей сестрой Натальей, начали собираться целые учебные группы.

В 1894 году Вера Павловна открыла первый образовательный класс в арендованном доме по улице Мясницкой (нынешней ул. Горького), принадлежавшем тогда рязанским купцам Шульгиным. Дело пошло как нельзя лучше. Желающих обучаться у Екимецкой становилось всё больше. Образовался ещё один класс, разместившийся в одном из домов на Астраханской улице (ул. Ленина). Появилась возможность документально оформить эти классы как официальное женское училище первого разряда, что Вера Павловна и сделала. В 1901 году она добилась преобразования своего училища в женскую гимназию с правами министерской, то есть подведомственной министерству народного просвещения. И тогда же начала поиск меценатов для строительства для гимназии своего собственного здания.

Первыми откликнулись рязанские купцы Шульгины и Маликовы.  К тому же Павлу Николаевичу Екимецкому  пришлось продать дом и небольшое имение под Рязанью. С учетом денег, взятых взаймы, к 1904-му году необходимая по смете сумма в 106 тысяч рублей была набрана. В январе 1904 года осуществлялся подвоз строительного камня под фундамент, а когда дороги обсохли, началось строительство.

Поначалу дело спорилось. Одновременно возводили гимназию и дом для проживания учителей на противоположной стороне улицы Мясницкой. Но революционные события 1905 года сначала вынудили значительно снизить темпы строительства (некоторые инвесторы прекратили финансовую помощь из-за нестабильной политической ситуации), а во второй половине того же 1905 года работы по возведению здания гимназии вообще были остановлены. Главной причиной этого послужил разгул в Рязани черносотенного движения. Екимецкая, входивашая в партию кадетов, получала от активистов так называемого «Союза Архангела Михаила» неоднократные предупреждения о том, что будет убита, если не прекратит общественно-политическую деятельность. Когда черносотенцы перешли от слов к делу и в городе начались погромы, Вера Павловна вынуждена была скрыться. Вот как описывал это событие рязанский краевед Сергей Павлович Шульгин:

«В один из тревожных дней около полуночи раздался резкий звонок в нашей квартире в селе Голенчино. Отец пошёл открывать, а мне не терпелось посмотреть, кто же так поздно звонит. В передней я увидел две фигуры, запорошённые снегом. Когда же люди разделись, я узнал своего дядю, присяжного поверенного Григория Викторовича Шульгина, и Веру Павловну Екимецкую, начальницу женской гимназии (в этой гимназии позднее учились все мои сестры). Дядя привёз Екимецкую укрыться в нашей квартире, так как она получала много писем с угрозой физической расправы за то, что «идёт против царя-батюшки». Вера Павловна проживала у нас месяц и вернулась к своим обязанностям, когда власти навели, наконец, порядок: прекратили бесчинства «чёрной сотни».

Хотя осенью 1905 года и был принят манифест, объявивший «свободу слова и собраний», следующий 1906 год выдался для Рязани не менее тревожным. Строительство женской гимназии возобновилось только в 1907-м, а следующий учебный год гимназистки встретили уже в новых стенах. Дата «1908» до сих пор красуется на фронтоне здания.

Новое трёхэтажное здание выглядело тяжеловесно, но внутреннее убранство гимназии было устроено по последнему слову тогдашней архитектуры. Высокие потолки, широкие коридоры, водяное отопление в сочетании с системой вентиляции вызвали настоящий фурор в рязанском обществе. Обширный, освещаемый с двух сторон через большие оконные проёмы спортзал впервые в Рязани позволил проводить систематические уроки физического воспитания. Кабинет физики был оборудован всем необходимым для занятий, а на крыше здания расположилась обсерватория для изучения звёздного неба. Библиотека гимназии стала передовой во всём городе.

На работу пригласили лучших педагогов Рязанской губернии. Оплата труда учителей была самой высокой. Всем нуждающимся в жилье преподавателям гимназии предоставлялись квартиры. Проводились  занятия по русскому языку, литературе, математике, физике, истории, географии, естествознанию, чистописанию, иностранным языкам, танцам и музыке. Новшествами для рязанского образования стали организация регулярно работающего родительского комитета, устройство горячих завтраков для учениц, материальная помощь малообеспеченным семьям. Для девочек был организован летний отдых на дачах в районе села Мурмино. Проводились спектакли, экскурсии. Часто сама Вера Павловна Екимецкая возила наиболее отличившихся гимназисток в Москву, на представления в Большом театре. К началу революции 1917 года гимназия прославилась постановкой учебно-воспитательной работы на всю губернию, став ведущей.

С 1918 года женская гимназия Екимецкой стала именоваться клубом союзной молодёжи. Веру Павловну выселили из построенного ею здания, где она проживала. А в августе 1919 года бывшую владелицу гимназии заключили «для перевоспитания» в губернский концлагерь. «Перевоспиталась» она, видимо, хорошо. Потому что даже в тюрьму не угодила и умерла собственной смертью в годы Великой Отечественной войны.

В 1928 году улицу Мясницкую переименовали в честь Максима Горького. И находящаяся на ней бывшая гимназия Екимецкой, ставшая «советской школой №1 второй ступени», получила право носить имя «великого пролетарского писателя». 

Потом это образовательное учреждение неоднократно меняло названия, но всегда оставалось, как и сейчас, – только первой. Школа эта для меня родная, потому что я тоже в ней учился в те времена, когда ею руководил строгий, но добрый и справедливый  Всеволод Николаевич Бобров. В своей родной школе в начале двухтысячных мне пришлось поработать и учителем: преподавал основы безопасности жизнедеятельности. Тогда директором была Евгения Александровна Долотина. Хорошо помню, что в её кабинете имелся большой портрет Веры Павловны Екимецкой. Об этом незаурядном человеке, имя которого носит сейчас школа №1 г. Рязани, я собираюсь рассказать в следующий раз. 

Евгений Данилин

[ngg src=»galleries» ids=»928″ display=»masonry» ngg_triggers_display=»always»]

Загрузка...
НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ