Происшествия Рязань 24 августа 2016 14:37 | Просмотров:

В Рязанской области врача-терапевта обвиняют в гибели пациента

По версии следствия, женщина отправила мужчину с инфарктом миокарда лечиться от остеохондроза.

Газета «Панорама города» рассказала подробности расследования уголовного дела в отношении врача Путятинской районной больницы, которую обвиняют в гибели пациента из-за ненадлежащего исполнения своих обязанностей.

Со дня смерти 53-летнего жителя Путятинского района Михаила Сергеева (имена и фамилии героев публикации изменены) прошло уже более двух лет. Но до сих пор мысль о том, что мужчину можно было спасти, не даёт покоя его близким. Тем более что причастность врача районной больницы к его смерти недавно констатировали следователи.

Как вспоминает супруга Сергеева, утром 22 мая 2014 года он, как обычно, повёз детей на занятия, – мужчина работал водителем школьного автобуса.

На здоровье он никогда особо не жаловался, но в тот день, едва доставив учеников, почувствовал себя плохо.

– Мы благодарим Бога, что он успел сделать два рейса с ребятишками, – говорит жена Михаила. – Страшно подумать, что было бы, случись с ним приступ в пути!

Водителю, который жаловался на боль в груди и выглядел очень бледным, прямо в школу вызвали местного фельдшера, а потом и скорую. Медработники оказали пациенту первую помощь и, заподозрив инфаркт, велели исключить какие-либо нагрузки на организм. Сергеева уложили на носилки, после чего старшеклассники помогли донести его до машины.

Скорая доставила мужчину в Путятинскую ЦРБ. Полагая, что его экстренно госпитализируют или перенаправят в сосудистый центр, медики аккуратно перенесли пациента в приёмный покой. Осмотреть его пришла терапевт Вера Прохорова, которая в то время также являлась заведующей терапевтическим отделением. Фельдшер передал ей кардиограмму больного и высказал подозрения на сердечный приступ.

Выводы терапевта, сделанные после осмотра, оказались неожиданными. Она сразу отмела вероятность инфаркта и поставила свой диагноз: остеохондроз грудного отдела позвоночника. После этого Вера Петровна отправила Михаила к неврологу в местную поликлинику. Успокоенный тем, что его болезнь оказалась не такой серьёзной, как посчитали фельдшеры, мужчина поднялся с каталки и направился к выходу.

Здание поликлиники находится на приличном расстоянии от больницы, и этот путь Сергееву пришлось бы проделать пешком, если бы не беспокойство его супруги. Михаил позвонил ей, как только был доставлен в ЦРБ, и женщина попросила друга мужа довезти её на машине в больницу.

Забрав Сергеева из ЦРБ, жена с односельчанином повезли его в поликлинику. Там мужчина отыскал кабинет невролога и передал направление, выписанное Прохоровой. Если терапевт подозревает остеохондроз, рассудила врач, значит все необходимые обследования проведены и вероятность заболеваний, связанных с сердцем, исключена. Невролог осмотрела Михаила, назначила лечение, а затем открыла больничный и отпустила, велев явиться через несколько дней.

Друг довёз Сергеевых до дома, и Михаил сразу же прилёг в комнате. Однако, как вспоминает супруга, очень скоро он снова почувствовал себя плохо.

– Его начало тошнить, он жаловался на боль и жжение в груди, – рассказывает женщина. – Дочь сразу же вызвала фельдшера и скорую. Муж еле смог встать на ноги, из дома его выносили на носилках. По дороге в больницу он посинел и потерял сознание.

Как следует из материалов уголовного дела, в машине скорой у больного наступила остановка дыхания и сердечной деятельности. Медики попытались реанимировать пациента, но их усилия оказались тщетными. В Путятинской ЦРБ, куда доставили Михаила, смогли лишь констатировать его смерть. Позднее эксперты назвали причину смерти: ишемическая болезнь сердца в форме острого крупноочагового инфаркта миокарда левого желудочка.

Спустя некоторое время в отношении терапевта ЦРБ было возбуждено уголовное дело. Однако доказать врачебную ошибку, как показывает практика, бывает чрезвычайно сложно. Такие очевидные, на первый взгляд, вещи, как неправильно постановленный диагноз, требуют строгого документального подтверждения. Самое же главное заключается в том, чтобы эксперты установили прямую причинно-следственную связь между действиями врача и наступлением смерти пациента. А с этим часто возникают сложности.

Поскольку заболевание Сергеева было тяжёлым, никто из медиков не смог чётко ответить на вопрос: удалось бы спасти его жизнь при своевременном оказании помощи? Опытные кардиологи, привлекаемые следствием, признавали, что кардиограмма больного, предоставленная Прохоровой фельдшером, выдавала определённые проблемы с сердцем. Но однозначно комментировать действия коллеги они не брались. Не исключено, что течение болезни и в самом деле имело сложный характер, а возможно, сработала известная корпоративная солидарность медиков.

Непросто обстояли дела и с проведением экспертизы. Выводы местного бюро судмедэкспертизы мало чем помогли следствию. Из них следовало, что некоторые недостатки в действиях врача имелись, но со смертью пациента напрямую они не связаны. Чтобы провести повторную экспертизу, следователи обращались во многие бюро судмедэкспертизы ЦФО и везде получали отказ. Представители организаций ссылались то на нецелевое расходование бюджетных средств, то на ведомственные акты, разрешающие им обслуживание следственных органов только в своих субъектах РФ. Провести экспертизу согласились лишь в петербургской Военно-медицинской академии.

– Эксперты высказались однозначно: недостатки в оказании медицинской помощи имелись и допущены они терапевтом при диагностике заболевания, – сообщает руководитель Шиловского МСО СУ СКР по Рязанской области Игорь Заворуев. – Согласно их выводам, в случае оказания помощи пациенту было более вероятным, что он бы выжил. Факторов, мешающих распознать по кардиограмме синдром развития сердечного заболевания, они не усмотрели. Врач с квалификацией терапевта должен был выявить его сразу.

Вере Прохоровой предъявлено обвинение в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей. Правда, с выводами следствия врач не согласилась. Своё право знакомиться с материалами уголовного дела она использовала четырежды. Когда же Прохорова заявила о таком желании в пятый раз, это было расценено как затягивание сроков следствия, и по решению суда её ограничили во времени ознакомления.

Недавно расследование уголовного дела завершилось, его материалы направлены на рассмотрение в суд. Вера Прохорова продолжает работать терапевтом в районной больнице и рассчитывает на оправдательный приговор.

Лидия Матюхина

ЭТО ИНТЕРЕСНО
Больше новостей

Популярные новости

Вверх