Воскресенье, 5 июля, 2020
26.7 C
Рязань

SPORTAGE раздора или как рязанский автодилер уже несколько лет судится с потребителем

- Advertisement -

Часто ли вам приходилось возвращать купленные товары продавцу? Бывало ли такое, что приобретённая вещь оказывалась бракованной? Подобные ситуации – вовсе не редкость. И в данном случае закон о защите прав потребителей обеспечивает покупателей правом на замену товара или возврат денег. Естественно, если наличие производственного брака будет доказано. В том случае, если речь идёт, например, о некачественной одежде или обуви, механизмы защиты покупателей работают легко. Как правило, брак можно определить невооружённым глазом. Стоит только внимательно осмотреть вещь. Да и с возвратом подобного рода товаров обычно проблем не бывает.

А что, если рассмотреть в контексте данного вопроса более серьёзные покупки? Например, покупку автомобиля. Предположим, приобретённая недавно машина, находящаяся на гарантии, ломается. Чтобы доказать, что поломка является «гарантийной» и связана с производственным браком, необходимо провести экспертизу. И не всегда её результаты могут удовлетворить владельца автомобиля. А какому покупателю захочется признавать, что поломка связана вовсе не с «косяками» производителя, а с халатным отношением владельца к покупке? А что продавец? Продавец будет до конца отстаивать честь своей фирмы, свой имидж и своё добросовестное отношение к делу. Да и клиент не всегда бывает прав вопреки устоявшемуся выражению.  В общем, ситуация может оказаться сложной и неоднозначной. И при этом надолго растянуться во времени и осложниться многочисленными судебными тяжбами. Но в любом случае всё решает мнение экспертов. А как быть, если даже оно вызывает ряд вопросов? В такой ситуации оказался автосалон «Рязаньавто». Уже несколько лет компания судится с одним из своих клиентов, и сложившая ситуация, кажется, выходит за рамки обычного противоборства сторон.

Рязанец купил автомобиль KIA SPORTAGE с рук. В какой-то момент он обратил внимание на шум и гул в двигателе. После обнаруженных неполадок мужчина обратился к официальному дилеру «Рязаньавто», который осуществляет обслуживание его автомобиля, находящегося на гарантии. Официальный дилер заявил: поломка, скорее всего, не является «гарантийной». Однако потребитель продолжил настаивать на ремонте именно по гарантии. Определить, что стало причиной неполадок, и в чьей зоне ответственности поломка, предстояло экспертам, а суду – принять решение.

Вот что по этому поводу говорит директор ООО «Разаньавто» Евгений Романов.

Экспертизу проводил институт МАДИ. В состав экспертной комиссии входили три кандидата наук, которые отлично знают методики, необходимые для подобных исследований. Они дают заключение: потребитель использовал некачественное топливо. Об этом, кстати говоря, свидетельствовал нагар на деталях.

Конечно же, конкретный результат экспертизы даёт основание Железнодорожному суду отказать рязанцу в иске.

Потребитель, недовольный таким исходом событий, решает обжаловать судебное решение в Рязанском областном суде. Судом назначается новая экспертиза. Основание для этого выдвигается следующее: замеры проводились с использованием неповеренного компрессиометра. Для Облсуда отсутствие результатов поверки стало достаточным основанием для назначения новых исследований. И именно новая проверка становится своеобразным камнем преткновения и вызывает массу вопросов.

Евгений Романой рассказывает: когда в суде решался вопрос о проведении повторной экспертизы, стороне автодилера даже не дали слово.

О какой состязательности сторон может идти речь, когда в зале суда не выслушали наше мнение по поводу правомерности назначения новой проверки?

По определению суда, истец должен был предоставить автомобиль для повторной проверки в собранном состоянии. Однако вместо этого эксперт получил груду запчастей, и это его не смутило. Проверку он провёл, хотя автомобиль был видоизменён. Исследуя его в разобранном состоянии, вряд ли он мог добиться точного результата. 

Кроме того, эксперт, проводивший повторное исследование, в качестве причины поломки двигателя даже не рассматривает использование некачественного топлива. Кстати, на фотографиях, сделанных во время его работы, можно заметить, что следы нагара на деталях отличаются от тех, что были при проведении первой проверки. А это наталкивает ещё на одну мысль. Сохранность деталей автомобиля между проверками не была обеспечена должным образом. И эксперт, видимо, не удостоверился, принадлежат ли автозапчасти автомобилю. Это также можно рассматривать как грубое нарушение.  

А ещё сторона продавца уверена, что назначенный судом специалист и вовсе не имел права проводить исследования.

– Мы считаем, специалист не вправе делать выводы о причинах возникновения дефекта в двигателе и, более того, устанавливать, является ли он производственным,  – размышляет руководитель «Рязаньавто». – Чтобы проводить подобного рода исследования, эксперт по закону должен иметь удостоверения квалификации по специальностям 13.2 «Исследование технического состояния транспортных средств» и 13.3 «Исследование следов на транспортных средствах и месте ДТП (транспортно-трасологическая диагностика)». У специалиста, выполнявшего работы, есть только квалификационное свидетельство по специальности 13.4. По образованию он экономист. И этот человек ставит под сомнение выводы кандидатов наук!

Вызывает сомнения и оборудование, которое использовал специалист в ходе экспертизы. Так, набор щупов был явно меньшей длины, чем поверхность исследуемого блока, поверочная линейка оказалась без заводского номера и паспорта, установка для проверки топливных форсунок имело просроченную лицензию, у диагностического оборудования не было ни паспорта, ни акта поверки.

Кроме того, перед экспертом стояла задача определить объём работ в соответствии с нормативами завода-изготовителя и представить расчёт стоимости в соответствии с ценами официального дилера. Однако расчёты сделаны по рыночным расценкам. Итоговая стоимость оказалась 4 раза выше, чем у официального дилера.

Всё это сторона автосалона изложила в своём возражении относительно повторного экспертного заключения, которое приобщено к материалам дела. На днях состоится очередное заседание, и хочется верить, что на этот раз суд в должной мере оценит ходатайства ответчика.

Почему суд не обращает внимание на наши доводы и не пытается выслушать нашу сторону? Возникает ощущение, что это происходит отнюдь не случайно. И такой исход событий кому-то на руку, – делится мнением по поводу сложившейся ситуации руководитель «Рязаньавто».

Евгений Романов заявляет: компания намерена добиваться справедливого и обоснованного решения. Ведь справедливость – это поиск истины в противоборстве мнений и сопоставлении фактов. Закон призван защищать потребителей. Но защищая их, он конкретно определяет и права тех, кто предоставляет услуги. Но если стираются грани закона, в рамках которых могут действовать стороны, стирается и основной смысл норм, которые регулируют отношений тех, кто продаёт и тех, кто покупает.

- Advertisement -