Суббота, 8 августа, 2020
11.7 C
Рязань
На главную Акценты Новогодние откровения рязанских актёров

Новогодние откровения рязанских актёров

РИА «7 новостей», реализуя разные проекты, привлекает к написанию материалов юных корреспондентов. Сегодня первую «пробу пера» в качестве юнкора представляет ученица 10 класса Центра образования «Дистанционные технологии» Вета Андронова.

О себе она написала: « Люблю писать рассказы и петь песни. Выпустила 2 книжки, сейчас активно тружусь над третьей. Еще играю на скрипке и фортепьяно больше 10 лет. Стараюсь пробовать себя в различных новых делах. Почему-то на этот раз мне захотелось стать журналисткой и взять интервью у интересных людей».

‡агрузка...

С этого учебного года, я вступила в огромную зажигательную театральную студию при Дворце творчества Рязани – «Экспромт».

Кроме Татьяны Яковлевны Коробковой (она руководит театром «Экспромт» много-много лет, больше тридцати), в студии нам преподают актёр Андрей Блажилин и Олеся Коробкова. Татьяна Яковлевна вырастила детей, которые окончили различные театральные институты, в том числе знаменитые в Москве и теперь служат в театрах страны. Некоторые — артисты театра Драмы в Рязани.  Андрей Блажилин – тоже её ученик – учился в Москве у любимого всей страной Константина Райкина!

Мне захотелось расспросить бывших учеников Татьяны Яковлевны, нынешних артистов нашего театра Драмы  Андрея Блажилина и Анастасию Дягилеву, и студентов – Евгению Лях – она учится у Андрона Кончаловского, и Владислава Несина – студента «Щепки»  о некоторых особенностях этой удивительной профессии.

Мне очень понравились их ответы – рассуждения, хочу, чтобы и Вам стало интересно.

1.Что делать, если твой партнер по сцене соперник?

Андрей Блажилин:

— Да ничего не делать, работа есть работа.

— Не обращать внимания?

— Да, то есть, не надо личное на сцену выносить ни в коем случае.

На самом деле я могу сказать за наш театр, за мой коллектив, несмотря на то, что люди могут повздорить, поссориться, поругаться, но к работе все уважительно относятся. Никто друг друга не подставляет, никто не начинает реплики не давать, слава Богу, нет. А если все-таки попадаются люди, которые начинают портить работу, то я считаю, нужно отвести его в стороночку и как следует поговорить с ним.

— Просто поговорить?

— Да, и объяснить, что так делать не стоит. Работа – есть работа. Личное – это уже другие дела.

Анастасия Дягилева:

— Это классный вопрос! На самом деле – это кайф, если тебе дается соперник, ну… То есть, у вас прямо личная ненависть! У вас будут кипеть страсти, тем более ты не имеешь права показать это режиссеру, насколько ты ненавидишь его, но это здорово, потому что в таких страстях может что-то выйти. Особенно, если вы играете любовь, и вам нужно ещё целоваться! Это из такого — профессионального.

Евгения Лях:

— Когда вы партнеры, вы не можете быть соперниками, вы должны помогать друг другу, обязательно. В театре важна команда, и это видно сразу, где она есть, а где нет, некоторые умело скрывают это. Конечно, бывает соперник на одну роль, но тут тоже нужно понимать: я буду играть одно, другой человек будет играть другое, пропуская через себя роль – по-разному. Я считаю, соперничество глупым; не нужной тратой времени.

Владислав Несин:

— Кем бы он там ни был, в первую очередь — он партнёр, и относиться надо к нему не иначе, как к партнёру. Вы делаете общее дело, и это первостепенно. Все споры и обиды оставляются, даже не за кулисами, в коридоре, а на площадке ты относишься к человеку так, как прописал автор. Но это, если для тебя этот процесс – главное, если ты веришь в то, что делаешь, и в принципе занят делом. Когда погружен в этот волшебный процесс – тогда, все разногласия, дрязги – лишнее, не стоят они твоего внимания.

  1. Что самое страшное для актера? Вы долго боялись сцены? Как преодолеть эту фобию? Что делать если забыли текст?

Андрей Блажилин:

— Я не боялся сцены.

— Вообще?

-Да.

— Просто вышел на сцену и сразу?

— Да-да, мне всегда это нравилось, у меня не было страха сцены. Для тех, кто боится, могу сказать, чем больше выходишь, тем лучше получается.

— И даже сейчас в драме, перед толпой людей?

— Нет, это всегда волнующе, особенно, когда в первый раз выходишь на сцену, но прямо паники «Я не выйду, все!» — нет.

— Что вообще самое страшно для актера? Не получить роль?

— Наверное. Не быть востребованным.

— Если забыл текст?

— Импровизировать.

— А вот монолог «Гамлета» «Быть или не быть», а дальше забыл.

— На самом деле, когда ты хорошо ориентируешься в материале, это не так страшно. Ты же все равно понимаешь, что за ситуация происходит, что говорят твои партнеры. Всегда можно сказать своими словами. Конечно, есть пьесы, где стихотворный текст. Здесь, если ты не обладаешь виртуозным моментальным придумыванием стихов, надо переходить дальше.

— На прозу?

— Главное ни в коем случае не показать, что ты забыл текст и всё – паника! Все закончилось здесь, значит так все должно быть.

— Как?

— Как я сказал!

Зачем мне дочитывать монолог «Гамлета», вы и так все его знаете?!

Анастасия Дягилева:

— Я не знаю. Главное не боятся. Вот и все. Если забыл текст – берешь и выкручиваешься. В чём проблема? Однажды, я забыла снять с себя бусы, а у меня сцена была, где я эти бусы обменяла на чехол. И мой партнер должен был спросить: «Где твои бусы? Ты их променяла!». И он мне задает этот вопрос, а я «Какие бусы»? Отвернулась от зрителей, забежала в кулисы, кинула бусы и все.

Евгения Лях:

— Наверное, не сцепиться с актером. Боюсь иногда сцены и борюсь с этим до сих пор. Не страшно выходить тогда, когда ты знаешь, что ты будешь делать. Для меня страшны импровизации, каким бы ты не был мастером, ты не знаешь, что будет. А когда ты выходишь, и ты считаешь, что ты подготовлен, что ты знаешь партнера, знаешь сцену, то ты выходишь и играешь. Страшно, когда у тебя в сцене сильная эмоция. И вопрос, как не нее выйти? Но это дело практики.

Я забывала текст на поступлении. Я читала монолог Джульетты, читала меньше половины. Там дальше был текст, но я начала бегать и кричать «Кормилица!» и «Ромео, ты где?!». Надо выкручиваться – ты никогда не забудешь текст если ты, правда, учил. Самое главное всегда, когда ты разбираешь произведение – это понять смысл.

Владислав Несин:

— Потерять голос и веру в дело. Последнее — невероятно обессиливает, обрубает приток энергии. Конечно же – если плохо знаешь текст. Без нот не сыграть на инструменте. И слово «текст» здесь, не только в смысле слов, написанных драматургом.

—  Если забыл, искать текст в глазах партнера?

  1. Представьте, Вам дали роль — а Вы недовольны. Что предпримете, чтобы не только смириться, но и полюбить главного героя? Или это необязательно? И на что Вы смогли бы пойти ради роли, а на что нет?

Андрей Блажилин:

— Во-первых, в театре тебя никто не спросит, нравится тебе роль или нет. Во-вторых, мне в этом случае всегда помогает «застольный период» (так называемые «читки»). С чего начинается работа. Когда все читают пьесу, когда все разбирают сцены. В читках, если тебе поначалу не понравился персонаж, именно в «читках» можно разобраться в этом, найти точки соприкосновения. Как всегда, говорят — находите хорошее.

— Смогли бы пробежать по залу голым?

— Смотри, сейчас современный театр достаточно разнообразен и местами, выходит за рамки приличия. Я не считаю, что это должно быть. Что оголяться в театре это правильно и хорошо. Когда я с такими вещами я сталкиваюсь, это должно быть супер оправдано, что иначе, по-другому нельзя. А ради веселья публики… Я понимаю, что актер должен играть всё, а не выбирать, это я хочу играть, просто должна быть какая-то адекватность, а не вся чушь, которая лезет режиссеру в голову.

Анастасия Дягилева:

— Именно полюбить роль – это необязательно, можно ненавидеть. Главное иметь какое-то отношение к персонажу. То есть, если ты его ненавидишь, если ты его презираешь – это тоже почва для игры. Есть роли, которые ты опасаешься. Надо иметь, главное, к этому отношению. Ненавидишь – играй с точки зрения ненависти. Главное – оправдать. Я предпочитаю любить. Иногда, очень сильно влюбляюсь в персонажей.

Однажды, когда я ходила на кастинг, меня спросили, могу ли я постричься налысо или прокраситься в ярко — розовый. Я тогда неуверенно сказала — да. На все смогу пойти.

Если я понимаю, что персонажу необходимо раздеться, то это надо сделать.

Евгения Лях:

— Буду читать много раз произведение и думаю, что же есть в этой роли такое, что меня , скажем, взволнует? К чему я буду неравнодушна.

Я бы смогла выложить все свои силы в роль: до пота, до крови. На что нет – наверное, на предательство. На какое-то унижение себя, как личности или окружения моих родных и близких. На смерть бы не пошла ни из-за какой роли, и убить бы никого не смогла и в постель бы ни к кому не легла.

Владислав Несин:

— Нет плохих ролей. Раньше думал, что это просто красивая фраза. На самом деле нет. Любая роль — в «копилочку». Вообще всё, что бы ни происходило с тобой в жизни, когда ты горишь этой профессией, абсолютно всё складывается в «копилочку». Это тот опыт, который ты используешь в работе с ролями. На сцене это самое дорогое. Правда, не всегда она хочет открываться… Но в этом и заключается профессионализм, чтобы независимо от психофизического состояния, суметь открыть это «копилочку».

  1. Верите ли Вы в приметы? Если да, то, в какие? Нужно ли всегда садиться на сценарий?

Анастасия Дягилева:

— Я – да. Я очень верю, всегда сажусь на «текст», на чужой готова сесть. Если кто-то не сел, могу себя не сдержать. Для меня примета важнее всего. В премьеру — день должен пройти правильно, все должно быть идеально. Если есть возможность помочь бабушке, ты должен ей помочь. А в Москве, на станции «Революции» есть статуя собаки, которой нужно погладить носик, чтобы сдать хорошо сессию. Туда съезжаются студенты, и я. Я специально заеду, чтобы сделать это.

Евгения Лях:

— Да, всегда сажусь на упавший сценарий. Еще верю в то, что нужно уважать сцену – этика Станиславского. Верю, что сцена – святое. Как ты с ней, так и она тебе отплатит, примета это или нет. Так я – да, суеверная. Черная кошка и все остальное, все то, что навязано нам с детства.

Владислав Несин:

— Верю. Все правила соблюдаю — на сценарий сажусь! Но интересно… никогда не пробовал пойти против приметы. Может они и не работают, но экспериментировать пока не хочется.

Актёры откровенничали с Ветой Андроновой

Фото с личных страниц социальных сетей актёров.На фотографиях: 1. Евгения Лях 2. Андрей Блажилин 3. Анастасия Дягилева 4. Владислав Несин

Комментарии для сайта Cackle
Загрузка...