V Областной открытый Интернет-конкурс “Океан Солярис – острова памяти”

 

Номинация: Визуальное искусство

Участник: Кинолаб. Рязань

 

 


Номинация : Литературное творчество

Участник: Донгарова Ксения

***
Я босоногая дочь пустырей и сосен;
Запахом душным лижет мне ребра лес.
Эти кривые ветки тебя не спросят,
Хочешь ли ты увидеть здесь синь небес;
Этот песок не стелется в ноги шелком;
Волосы встрепаны, пальцы опять в смоле,
На бездорожье заяц-то смотрит волком,
Чудища зубы скалят в вечерней мгле.
Это не о березках, цветах под боком
И не о том, чтоб свой опекать порог –
Это о том, как босой под звучанье рока
Стоять на распутье стоптанных в пыль дорог,
Это о том, чтоб смеяться до боли в ребрах,
Впервые за восемь месяцев задышать,
Это о том, чтобы утро вдруг стало добрым,
Это о сказках – тех, что читала мать.
И если ты хочешь мира с чужих картинок,
Если ты море хочешь и ровный пляж,
Если важнее утром одеться стильно
И спрятать эмоции в тщательный макияж,
То это твое; мне – смотреть за полетом птицы
И видеть в кривых тропинках свою мечту;
А тебе никогда в буйный мир этот не влюбиться
И не понять эту дикую красоту.
 
***
ветер клонит деревья влево
их пронизывая скелеты
вроде сдернуло дымной плевой
зиму с улиц – они раздеты
вот асфальт снова тает грязью
о весне нам гудят клаксоны
и любовь романтичной вязью
намалевана на бетоне
и деревья дрожат нестойко
всё пытаясь держать осанку
а со мной все в порядке. только
я немножечко наизнанку.
***
Ангелы падали крыльями белыми:
Воссоздавали образ.
Ангелы падали – глупые, смелые –
И превращались в слезы.
Ангелы верили, бились, плакали,
Пели о всепрощеньи.
Ангелы падали. Сильные, жалкие,
Верные всем ученьям,
Ангелы верили в род человеческий,
Истину воспевали,
Ангелы мерили души вечностью,
Ненависти не знали.
Песнь разносилась по смогу города
Звуками контральто.
Они разлетались, оставив борозды,
Лужами по асфальту.
Город стоял, нерушимый, каменный,
Холоден словно мертвый,
Ангелы падали, люди плавились,
Пряча ухмылки в ворот.
Ангелы падали, сжав десницами
Символы веры светлой,
и оседали на скулах, ресницах
каплями цвета
пепла.
 

Номинация: Литературное творчество ( ПРОЗА)

Участник: Андронова Елизавета

До свидания, дедушка!
Нет ничего ужасней, чем стоять совсем одной в провальной черноте
позднего вечера на пустой остановке под дождем. Люди! – хотелось
крикнуть мне, – где вы?! Наверно, чтобы не трястись в ожидании какой-
нибудь напасти, так хотелось хоть с кем-нибудь поговорить.
Одиночество – это вынужденное состояние. А может и наоборот.
Может я, как-то спровоцировала его, к примеру, мечтами. Чтобы каждый
день разговаривать только с собой. Ну и что? Я так и делаю! И шучу над
собой, а потом смеюсь, как и положено, как реакция на шутку. Или ещё:
проговариваю будущие разговоры, придумываю остроумные вопросы или
ответы, и даже вызывающе парирую недругам.
Я возвращаюсь с катка, который в Ледовом дворце, а тот – на отшибе.
И тут, на остановке такая глухомань и темнота. Про себя я вижу слащавые
парочки, которые так нежненько катались друг с другом. А я – маленькая,
мне только четырнадцать, но мне почему-то завидно, глядя на них. Ау! Где
ты, мой верный друг? Но я одна. На этой голой остановке. И мне страшно.
Ливень все усиливается. Тишина.
Надо же, в мире семь миллиардов живущих, а мне даже позвонить
некому. Я вглядываюсь в мокрый асфальт. Послушай меня, начинаю я
привычный монолог – асфальт пусть будет публика, а я … а у меня бенефис
и я читаю, почему обязательно со сцены надо читать чужие слова? У меня
свои найдутся. И я жалкая, замёрзшая и почти разгневанная, обращаюсь к
зрителям. Послушайте, говорю я им, хотелось бы вам, ну и мне тоже, иметь
всё-всё, что душе угодно? Красота, конечно, это главное, потому что
сначала привлекает внешность. Ещё уверенность. Ещё – друзья. У
уверенных, они ручные, и всем от этого хорошо. И главное – всем весело!
Как нам сейчас, добавляю я, и весь зал вместе со мной весело смеётся. Что
же ещё стану я говорить со сцены в своём монологе на бенефисе? Я не
забываю, что сцена – это мокрый асфальт передо мной, по нему растекается
вода, она льётся и с моего зонта, а я рассказываю всем, кто не может
придумать собственный монолог о себе. О своей полной разочарованности в
сетях. Ну и что, что двести человек числятся в друзьях? Это как в театре
бутафория. Не натуральное, обман. Актер как бы пьёт вино, а это
подкрашенная вода, или вкусно блестит в декабре июньская клубника,
которая слеплена из пластилина. Вот так и лайки, оставленные на моей
страничке. И что? А хотелось бы любви, ответной ко всему и ко всем. Во
мне её пуды!
И пока втолковывала заплаканному асфальту свои глобальные
проблемы, я, как будто очнувшись, подняла глаза – увидела прекрасного
дедушку. Я вспомнила: он часто ходит на каток, и катается так легко,
раскованно, руки – в карманах куртки, и бесконечно наматывает круги, ни
разу не остановившись.
– А я вас знаю!
– И я тебя тоже!
– А расскажите про себя?
Я ведь не только говорить, я и слушать умею! Ну, тут подошла моя
маршрутка.
До встречи, мой прекрасный дедушка, – машу я ему, с таким чувством,
как будто он подслушал мои мысли и понял про меня всё.
 

Номинация: Литературное творчество

Участник: Рогова Полина

Тема: Память -провод оголённый : Исследование поэзии Михаила Кругликова

Я родился на Брянской земле

Под сосновые арии леса.

Март шумел средь весенних полей,

Я – на мокрых пелёнках прогресса.

Я кричал на весь дом, на весь мир –

Мир, в котором и бог еле слышен.

Если б знал, как здесь буду не мил,

Не на этой планете бы вышел…

(из стихотворения «Я родился на Брянской земле»)

Чувство ритма Михаилу Кругликову, скорее всего, передано отцом. Танцевать мальчик начал с 3 лет. Маленького Мишу в Клинцах знали все:

Лихой еврейский цыганёнок

И обжигающий вокзал…

Танцуя чуть ли не с пелёнок,

Я столько бед переплясал…

(из стихотворения «Лихой еврейский цыганёнок»)

До 1941 года жизнь была полна трудностей, но жили в мире. С наступлением войны всё перевернулось в стране и в семье Кругликовых. Семья эвакуировалась в город Зеленодольск Татарской Автономной Советской Социалистической Республики, но без Миши. Под Гомелем эшелон попал под бомбёжку, мальчик отстал от поезда, потерялся от родителей и остался один в 10 лет, познав лишения и тяготы войны, оставшись один на один с суровыми испытаниями:

Не уйти, не вырваться из прошлого,

словно кто-то все пути закрыл:

на телегах, в поле кем-то брошенных,

Катит нас война в глубокий тыл.

Путь далёк, он только начинается,

Фронт согнал людей с родимых мест;

Мне война – не то, что вспоминается,

А лежит на мне как тяжкий крест.

(из стихотворения “Тяжкий крест”)

Два года ниже кочек

По кругу страха ползал.

Всё мстительнее корчась,

Мне душу жгли угрозы.

Угрозы быть убитым.

Повешенным, сожжённым.

Живым во рву зарытым,

Войной умалишённой.

(из стихотворения «Выбор»)
“Война, рано утерянное материнское тепло, оккупация, побег из-под расстрела, обвинение 12-летнего подростка в шпионаже, Тюрьма, беспризорные ночлежки, смерть старшего брата Исаака, ушедшего добровольцем на фронт в шестнадцать лет и погибшего в восемнадцать”, – так описывает Валентина Михайловна Измайлова, жена Кругликова М. Я., его военную детскую судьбу. Эти события отражены и в его автобиографии, и в стихах:

Сейчас поверить в это трудно,

Но страх, как мог, меня спасал.

Следя за мной ежеминутно,

На землю вовремя бросал.

И пули выше пролетали…

Не смел я ими пренебречь.

Какие огненные дали

Мой страх помог мне пересечь!

(из стихотворения “Оккупация”)

В 1943 году, по воспоминаниям Михаила Яковлевича, он «прибился» к солдатской кухне. На одном из участков фронта войсковую часть (роту «катюш») разбомбили немцы. СМЕРШ(название ряда независимых друг от друга контрразведывательных организаций в Советском Союзе во время Второй мировой войн, в сокращении – «Смерть шпионам!»)стал искать немецкого разведчика. В части никого чужих не оказалось, кроме двенадцатилетнего Миши.

На войне, как на войне…

Изменил родной стране?

Пятьдесят восьмая «А» –

До расстрела ночь одна.

До победы длится бой

Между СМЕРШем и судьбой.

На суде я узнаю:

Бой идёт за жизнь мою…

Лишь в тюрьме пришёл в себя.

Первое, что понял я:

Не дрожи, как жалкий пёс,

Ты до вышки не дорос!

(из стихотворения «На войне»)

В итоге: статья 58-А за измену Родине! Когда, я читаю эти стихи, в которых Михаил Кругликов вспоминает войну, мне становиться страшно за детей войны, которых порой не щадили ни свои, ни тем более чужие, ни законы тех лет, а ведь Миша просто выживал, оставшись без семьи, без крова в свои 10 лет. Изучив документы, я узнала, что эта статья 58 А будет отменена только в 1961 году.

Тюремный год длинней любого года.

Дни удлиняет каторга ночей.

В ключах у надзирателя – свобода,

Но нет свободы у самих ключей.

(из стихотворения “В тюрьме”)

Моя еврейская судьба

Не Бабий Яр и не Освенцим,

А пятьдесят восьмая “А” –

Попал к своим, сбежав от немцев.

(из стихотворения “Попал к своим”)

“О, радость малолетки!!!

Всего лишь десять дали…

Как вспомню, дрожь в коленках:

Был старше б – расстреляли.

(из стихотворения «Под небом лихолетья») 

В 1944 году состоялось переследствие, по результатам которого Миша был освобождён и отправлен в детский дом.

С малых лет, с большой войны,

Не штанишки, а штаны,

Не детсад, а сад детдома,

А за садом – берег Дона –

Всхлипы плачущей воды.

Есть ли берег у беды?  

(из стихотворения «С малых лет, с большой войны»)

Тяжёлыми событиями была пронизана жизнь Миши Кругликова, но он старался любыми способами получать знания и никогда не расставался с мечтой о сцене. Ему приходилось учиться в разных школах с перерывами: он получил среднее образование лишь в 1961 году, в тридцать лет, в вечерней школе поселка Цементный Брянской области. До армии он работал на Брянском паровозостроительном заводе слесарем-сборщиком, чтобы заработать на существование.

В 1951 году он был призван в ряды Советской армии, где служил по 1954 год в Кривом Роге (в/ч 93680).Здесь наиболее ярко проявились способности танцора и балетмейстера-постановщика

Михаил Яковлевич из-за жизненных обстоятельств не получил хореографического образования, а был настоящим самородком как балетмейстер.

С глаз смахнув густую чёлку,

Чуть не выскочив из брюк,

Я бросал в огонь чечётку,

Где пылал гитарный круг.

Шёл за чёртом, шёл за Богом…

Но за кем бы я ни шёл,

По каким не жил заботам,

Танец был моей душой.

Под сельскую гармошку,

Под городской баян…

От уличных подмостков

И молодости пьян!

Мечта достигла цели,

Поверив в чудеса.

Я на державной сцене

Без устали плясал!

(из стихотворения «Танцор»)

Что с танцора возьмёшь?

Ног весёлую дрожь,

Предконцертный мандраж,

Залихватский кураж?

Что с танцора возьмёшь?

В пол вколоченный грош,

Пару битых сапог,

Снятых только что с ног?

Долгий жертвенный труд

Ради звёздных минут…

Ради взлёта души…

Эй, плясун, попляши!

(из стихотворения «Что с танцора возьмёшь?»)

НМ

Участник: Сафонова Юлия 

Тема:Расстрелянное детство:воспоминания Риммы Усачёвой

I.
Детские годы.
Римма Васильевна родилась 27 ноября 1933 года в рабочей крестьянской
семье в Орловской области. Отец был грамотным человеком и сторонником
советской власти. Во времена сталинских репрессий, когда по ночам
приезжал «чёрных воронок», и бесследно пропадали люди, многие из друзей
отца были арестованы. Это грозило и ему, но он был вовремя предупреждён
своим другом, председателем сельсовета, и, не дожидаясь, когда за ним
придут, уехал из села. А мать с тремя детьми осталась одна. В эту же ночь
пришли за отцом, но мать сказала, что не знает, где он. На следующий день
им отрезали землю и запретили выгонять скот. Мать была вынуждена уехать
в Донецк (ранее Сталино). Там семью и настигла война. Римме тогда было 7
лет. В первый класс она пошла в сентябре там, в Донецке, а в октябре они
вынуждены были покинуть город.
II.
Военное время.
Сначала немец брал юг. Левитан передал по радио: «С ожесточёнными боями
сдали город Донецк». В это время мама Риммы что-то делала, но, услышав
сообщение, присела и сильно заплакала. Тогда маленькая девочка Римма не
понимала, что происходит. В октябре месяце Украина уже была
оккупирована. Зимой 1941-ого было особенно трудно. Еды не было, и чтобы
найти хоть какой-нибудь кусочек хлеба, приходилось идти далеко в другую
деревню. А весной, взяв с собой всё самое необходимое, семья отправилась в
город Орёл. Отец и 13-летний брат нашли где-то колёса и смастерили тачку,
на которой везли необходимые вещи, в том числе и швейную машинку
матери. До места назначения добирались 2 месяца. Они поселились в
полуразрушенном доме в Орле, так как немцы забирали хорошие дома, то и
дом семьи попал в руки оккупантов. Так прожили они зиму 1942-ого, и
снова бомбы, но на этот раз уже наших бойцов, которые целились в дома
немецких офицеров. Рядом был лес, разделявший русские войска и немецкие.
Отец Риммы рвался попасть в ряды советских офицеров, но травма руки всё
время напоминала ему о себе. Василий говорил: « Буду жив я или не буду, но
немцам на русской земле не бывать. Пройдут они до Волги и ещё пройдут до
Урала, а дальше – гибель». Отец примкнул к партизанам. Тем временем
немцы угоняли в рабство людей, в их число попала и семья Риммы. «От
станции -18 км, шли пешком, под дождём, затем всех посадили в грузовые
вагоны, и никто не знал, куда их везут. Везли очень быстро, где-то
останавливались, а где-то – нет. Привезли и сразу за колючую проволоку, но
людям удалось узнать, что мы находились в Белоруссии, в 20 км от Минска.
Выживали, как могли – поселили в бараках, в одной комнатушке по четыре
семьи. Всё было: тиф, желтуха, голод и постоянный страх. Ночью приходили
партизаны, приносили вести с фронта, немного еды. А утром по их следу
выезжал карательный отряд. Вчера была деревня в полтысячи домов, сегодня
её сожгли вместе со всеми жителями. Смерть жила с нами бок о бок, сегодня
ты играешь с соседскими детьми, завтра они погибнут при авианалёте или от
голода».
Когда их только пригнали на станцию, пришла фрау полицейского, выбирать
няньку для своих детей. Она просила мать Риммы отдать ей Зину – старшую
сестру. Когда мама отказалась, та набросилась на неё: «Ты что, не
понимаешь, какой конец вас ждёт? Спасёшь жизнь дочери!» Но мама
ответила: «Какой бы конец ни был, зато примем его вместе»…Белорусы
очень жалели людей, детей накормят, напоят, с собой кусок хлеба сунут.
Семью приютила одна семья, однажды девочки просили: «Мама, давай
возьмём их. Посмотри у них дочка (Римма) хворая, ты же лечишь. Возьмём
их, ты же спасёшь их, мама». И они спасли, а позже мама Риммы уберегла
этих девочек от расстрела, выдав за своих детей.
Немцы заподозрили в деревне партизан, поэтому жителям пришлось на
целый месяц бежать в лес, где они отсиживались в болоте. Эти события
отразились на здоровье старшей сестры Риммы Зины, у которой отнялись
ноги. Но благодаря тёте Кате, вылечившей Зину муравьями, сестра смогла
прожить до 2008 года. «Чудесный доктор» помогла и Римме, у которой болел
зуб. Она лечила его травами, и зубные боли больше не беспокоили Римму
долгие годы.
2.1.
История, которая «будоражит» кровь.
В памяти Риммы Васильевны много историй, но одной из них является
рассказ, который «будоражит кровь и сейчас» про то, как женщина
остановила танки…
Однажды жители села увидели, как едет мужчина на загнанной лошади, весь
«в мыле». Издали он кричал: «Прячьтесь! Танки!» Вся деревня
всполошилась. Трое ребят забрались на холм с котомками, чтобы
посмотреть, но через некоторое время они повалились, и котомки покатились
вниз. Односельчане поняли, что ребята погибли, но выстрела не было. Народ
увидел приближающие танки, накрытые зелёными палатками. В этот момент
одна женщина сказала другой, что это наши – русские. На что дама ответила:
«Ты лучше молчи, а то услышат – убьют». Неожиданно для всех женщина
выбежала вперёд, встала перед танками и подняла руки с криком: «Братья,
наши, ура!» И тут целая вереница остановилась. Солдаты выскочили и
сказали: «Не отвлекайте нас, пожалуйста, у нас каждая минута на счету».
Оказалось, что советские солдаты брали немцев в «кольцо».
III.
Послевоенные годы.
Римма Усачёва с детства любила читать, увлекалась литературой, знает
наизусть «Мцыри» Лермонтова и много стихов и песен о войне. Закончив
семилетку с отличием, она подавала документы в Московский библиотечный
техникум, но ответа не было. Сроки поступления уже поджимали, и сестра
предложила ей поступить в железнодорожный техникум, окончив его, попала
по распределению на Рязанскую железную дорогу. Работала по две смены.
III.2. Личная жизнь.
У Риммы был жених, которому она посвятила стихи (см. приложение 2.1).
После войны он приезжал к Римме, а потом перестал. Оказалось, что он
женился, а Римма вскоре вышла замуж за соседского сына. Муж оказался
неприспособленным к семейной жизни, и брак продлился всего лишь год,
после чего они развелись. Позже оказалось, что Римма – беременна.
У неё родился сын Андрей, её гордость и опора, а бывший муж так и не
узнал, что у него есть сын. После рождения сына Римма Васильевна так и не
вышла второй раз замуж, посвятив всю жизнь Андрею. Сейчас она дважды
прабабушка (см. приложение 2.2).
За свою жизнь Римма Васильевна получила множество почётных грамот и
несколько медалей, в том числе медаль «Малолетнего узника».
Напутствие молодому поколению от Риммы Васильевны:
«Будьте людьми. Будьте настоящими людьми. Берегите свою родину, родных
и близких. Сейчас этого мало наблюдается. Вот, что я бы хотела пожелать».

Участник: Милютина Юлия 

Устремляйте глаза на скопления звезд,
На чернеющий купол над нами.
Это космоса дверь,во Вселенную мост,
Этот мир оживает ночами.
Создавая десятки различных структур,
Чьи оттенки едва ли заметны,
Яркий свет,что бросает безмолвный Арктур,
Пролетает до нас километры.
Разверзая пространство, что в тьме поросло,
Отражаясь в космической пыли,
Световые частицы, сплетаясь узлом,
Покоряют вселенские мили.
Оставляют во тьме триллионы парсЕк,
Добираясь до нашей планеты,
Чтобы самый обычный земной человек
Любовался космическим светом.
Он не в силах понять весь вселенский размах,
И не в силах понять всего мира.
Он стоит на земле. Но в его же глазах
Отражается свет Альтаира.
И в его же глазах есть сиянье звезд всех,
Где оттенки Капеллы, ДенЕба.
Поднимайте чаще голову вверх.
Смотрите чаще на небо.

***

Не сравнится та мощь с громовОй канонадой,
Эта мощь не имеет в пространстве предел…
Вскинешь голову вверх-над тобой мириады,
Мириады огромных,пылающих тел.
Изогнутся петлей,а потом идут клином,
Создавая созвездий невнятный узор.
Хоть с большой высоты они смотрят невинно,
Их размер содрогает Вселенский простор.
Их обманчивый свет:леденящий и яркий
Наполняет Вселенной пустое нутро.
Недра старой звезды,состоящей из кварков,
Раскаляет готовое к взрыву ядро.
Взрыв сверхновой звезды сотрясет мира стены,
СхоронИт себя в пыльных,густых небесах,
И для нас это новый оттенок Вселенной,
Но для старой Вселенной это лишь новый прах.
Может быть это “лишь”,может быть это мало.
Может быть не изменит структуру эфир,
Но как раз этот прах будет новым началом,
Сотворив из себя неизведанный мир.
Так рожден Орион,звезды в ярком Персее,
Но нам только досталась их скудная тень,
Ведь за гранью Земли время льется быстрее,
Проецируя в небе законченный день.
И смотря на огромный,загадочный космос,
Понимаешь,как мал человека удел,
Ведь бессмысленно тих человеческий возглас
С мерным шепотом грозных, пылающих тел.

Номинация: Литературное творчество

Участник:Настя  Бабий

Тема:Дневниковые записи как основа поэтического сборника (анализ книги А.Н. Бабия

«Мещёрское эхо. Поэтические этюды»)

Введение

 Официальные источники, например, книга «100 известных рязанцев», дадут вам сведения о том, что Александр Николаевич Бабий — известный художник-педагог, почти за полвека работы в школе воспитавший тысячи учеников, публицист, защитник «деревянной Рязани», автор статей и очерков, книг [2; с. 17]. 

С пятого класса мои проекты были направлены на изучение биографии и творчества деда. На школьных и городских конференциях были представлены работы «Интервью со знаменитым рязанцем», «Хранитель памяти (анализ очерков из книги Александра Николаевича Бабия «В объятьях памяти»), «Природа Рязанского края в очерках Александра Николаевича Бабия». Также, как и предыдущие, данная работа актуальна для распространения знания о рязанском писателе-современнике. Я считаю, что знать своих талантливых земляков — долг каждого, кто любит родной город.

В декабре 2017 года вышел стихотворный сборник Александра Николаевича Бабия «Мещерское эхо. Поэтические этюды»(см. приложение 2) , который и является объектом исследования. Эта книга отличается от двух уже проанализированных мной дедушкиных сборников (книги очерков «В объятьях памяти» и «Про любовь и не только» (см. приложение 3).

Должна признаться, что не только меня, но и всю нашу семью выход этого сборника приятно удивил. Я задала дедушке вопрос: «Когда ты начал писать стихи?». Тогда он показал мне десятки своих старых дневников. Именно в них — истоки сборника, истоки стихотворных строк.

В начале работы мною выдвинуто предположение: дневник, как способ самоанализа, способ сохранения воспоминаний, под пером талантливого человека может перерасти в поэзию. Предметом моего исследования стали приёмы и изобразительно-выразительные средства, с помощью которых дневниковые зарисовки превращаются в настоящие лирические стихотворения.

Цель моей работы – провести сравнительный анализ сборника «Мещерское эхо. Поэтические этюды» и рукописных дневников А.Н. Бабия, выявив основные пути преобразования документального жанра дневника в литературный жанр стихотворения.

Для достижения цели мною был поставлен ряд задач:

  • прочитать книгу «Мещерское эхо. Поэтические этюды»;
  • взять интервью у автора книг;
  • ознакомиться с дневниковыми записями А.Н. Бабия (см. приложение 12);
  • найти информацию о дневнике, как об особой литературной форме;
  • отметить в дневниках записи, на основе которых создавались стихотворения сборника; провести сравнительный анализ записей и стихотворений;
  • обобщить полученные результаты;
  • совместно с учителем русского языка и литературы провести урок развития речи, посвященный новому сборнику Александра Николаевича Бабия и роли дневника в жизни человека;
  • разработать календарь для классного кабинета с цитатами из сборника и зарисовками из дневников писателя.

  Работа состоит из двух частей: теоретической (включает биографию А.Н. Бабия, информацию о жанре дневника в литературе) и практической (посвящена сравнительному анализу сборника и дневников). Также в работе есть раздел с приложениями.

Основной метод, используемый мной в ходе исследования – метод сравнительного анализа. Основными теоретическими источниками стали энциклопедические издания: «Литературная энциклопедия терминов и понятий» под редакцией А.Н. Николюкина, а также «Энциклопедический словарь юного литературоведа».

                                                                   I. Александр Николаевич Бабий

 

         Всё о дедушке я узнала, конечно, из его рассказов. Александр Николаевич Бабий родился 5 декабря 1942 года в семье педагогов. Его отца пятилетним мальчиком вытащили из канализационного колодца на базаре в городе Мариуполь и принесли в детский дом. Кстати, фамилия «Бабий» была дана именно моему прадедушке: от слова «чей», тогда это была распространенная в детдомах фамилия. До войны Николай Бабий (см. приложение 4)  был директором детского дома на Украине. В 1943 году вместе с женой и двумя детьми (маленьким дедушкой и его старшей сестрой) семья переехала в Солотчу.

         Мать Александра Николаевича умерла, когда ему было 4 года, он воспитывался отцом и мачехой Галиной Александровной. Несмотря на это, о детстве, проведенном в Солотче, писал: «Одиноким я себя не чувствовал, поскольку рос среди добрых и чутких к чужому горю         людей». [3; с. 7] Кто были эти люди? Заботливая тетя Катя Малявина (не была родственницей дедушке, была просто соседкой), самоотверженная Татьяна Федоровна Киселева, нянечка в солотчинском детском костно-туберкулезном санатории (в котором работала мачеха будущего писателя и педагога), учительница литературы Ирина Артамоновна Иванцова, спасенный дедушкой певец дед Оська и многие-многие другие земляки описаны в ярких очерках книги «В объятьях памяти», вышедшей в 2016 году.

         Как только А.Н. Бабий понял, чем хочет заниматься по жизни, он поступил и успешно окончил Рязанское художественное училище. С 1964 года, сразу после училища, дед работал  преподавателем и воспитателем в полянской школе-интернате (см. приложение 5). В 1966 был зачислен на искусствоведческий факультет института имени Репина (очень старое и самое крупное в России художественное учреждение, находится в Санкт-Петербурге). Но ради защиты деревянной Рязани, прекрасных домиков с резными узорами, которые хранят прошлое нашего города и которых с каждым днем становилось и становится всё меньше, он оставляет учебу. В итоге дедушкиной работы четыре деревянных дома (Вознесенская, 55, Щедрина, 19 и Щедрина, 21, Урицкого, 48) в 1967 году были поставлены под государственную охрану (см. приложения 6,7,8,9). Его работа была оценена, и дедушку восстановили для учебы в институте. К сожалению, по семейным обстоятельствам ему пришлось вновь оставить учебу и защитить диплом только через много лет, в 1983 году, но не в Ленинграде, а в Москве, на художественно-педагогическом факультете. Диплом, посвященный любимому педагогу А.Н. Молчанову, был защищен на отлично и отмечен похвалой государственной комиссии.

         В 90-ые годы дедушка активно участвовал в борьбе за права учительства, создал несколько авторских программ, воспитывал учеников.   В 2013 году А. Н. Бабий был внесен в книгу «100 известных Рязанцев».          А 9 января 2015 года Александру Николаевичу привезли из Нижнего Новгорода и торжественно вручили высокую награду за многолетнюю, неотступную защиту и пропаганду русской культуры и истории. Это памятная медаль       «В ознаменование 750-летия со дня преставления Святого благоверного великого князя Александра Невского» (см. приложение 10).

По просьбам друзей и уже выросших учеников дедушка начал писательскую деятельность в 2016 году.

Книга очерков «В объятьях памяти» не только поведует читателю о многих жителях Солотчи, но и расскажет о печальной судьбе «великих пойменных лугов» [3; с. 37],  об уничтожении «многовекового равновесия экологических систем в уникальном заповедном углу, который имел духовитое, зрелое, наполненное соками жизни название — Солодча» [3; 86]. В сборнике «Про любовь и не только» автор, «заядлый грибник», проведет читателя по лесу, покажет все его богатства. Именно из этой книги можно заключить, что любовь к природе родного края начинается с мелочей: например, с уважительного отношения к грибам в лесу. В интервью Александр Николаевич замечает: «Жестокость человека видно по его отношению к природе. Если человек идет по лесу и в злобе сбивает мухомор ногой, то в доброту этого человека не поверят сельские люди. Вместо красоты на ножке на лесной подстилке лежит распластанное, изуродованное тело гриба. Значит, так он может поступить и с ребенком, и с человеком, и с собакой, с кем угодно…».

Природа края, ставшего родным, его люди, впечатления детства и юности, память – вот основные темы книг А.Н. Бабия. И все книги создавались благодаря сохраненным на страницах старых дневников воспоминаниям.

                                     II. Дневник: бытовые записи и литературный жанр

 

Из «Энциклопедического словаря юного литературоведа» я узнала, что дневник – это литературное произведение в форме ежедневных записей (чаще всего с указанием даты), современных описываемым событиям. «Как и многие другие литературные формы (письма, мемуары), дневник перешел в литературу из реальной жизни» [7; с. 73].

         Для анализа рукописных дневников моего деда мне понадобились знания о «бытовом» дневнике. [6; с.113] Дневниковая форма записи характеризуется рядом особенностей:

  • периодичность, регулярность ведения записей;
  • связь записей с текущими, а не с давно прошедшими событиями и настроениями;
  • спонтанный характер записей (времени между событиями и записью прошло слишком мало, последствия еще не проявили себя, и автор не в состоянии оценить степень значительности происшедшего);
  • литературная необработанность записей;
  • безадресность или неопределенность адресата;
  • интимный и поэтому искренний, частный и честный характер записей.

Широкое распространение «бытовые» дневники получили в XVIII веке в эпоху сентиментализма, когда интерес к частной жизни, и особенно к области чувств, был очень высок.

Помимо «дневника обыкновенного человека» или «бытового» дневника [6; с. 74] существует дневник литературный, полностью вымышленный. Такой дневник используется писателями для усиления художественного эффекта, для придания правдоподобности своему произведению. Примером такого использования жанра дневника может служить специально прочитанная мной в рамках исследования книга          А.Г. Алексина «Мой брат играет на кларнете».

Дневники обыкновенных людей представляют собой просто датированные записи о различных волновавших автора чувствах и событиях. Когда такой дневник принадлежит человеку одаренному, он может стать незаурядным явлением в литературе или получить вторую жизнь, будучи переработан. Так случилось с дневниками А.Н. Бабия.

Тексты, записанные «по дням», близко соприкасаются по различным параметрам с широким спектром самых разнообразных форм документалистики: мемуарам, автобиографии, исповедь, письмам, путешествий летописью.

                                    III. Дневниковые записи как основа сборника А.Н. Бабия

                                                                       «Мещёрское эхо»

    Интересным в сборнике показалось мне уже само название – «Мещерское эхо». Почему мещерское? Ведь дедушкино детство, юность и первые годы взрослой жизни проходили в Солотче. В своём интервью, рассуждая о природе Солотчи, дедушка также упоминает, что  этот край – часть Мещеры.

Поработав с картой Рязанской области (см. приложение 11) и заглянув в старый учебник «География Рязанской области», я узнала, что географически Солотча действительно располагается на южной границе Мещерской низменности [1; с. 40]. А чуть позже я узнала о  цикле лекций в Рязанском государственном областном художественном музее  им. И.П. Пожалостина, посвященном 180-летию И.П. Пожалостина и 125-летию К.Г. Паустовского, который назывался «Рязань историческая: открывая «ворота в Мещеру». Именно так была названа Солотча. О лекциях я услышала со слов деда.

Разобравшись в названии, я перешла к содержанию книги. Все поэтические этюды посвящены картинам природы. Автор разделяет сборник на 4 части по временам года. Ориентируясь на народный календарь, первой дедушка поставил осень.

Уже много лет А.Н. Бабий живет в Рязани. Такие яркие пейзажи ему удалось описать благодаря дневникам, которые он вел с 60-ых годов. Все они связаны с милой его сердцу солотчинской землей: её природой, ее жителями. Я употребляю слово дневники во множественном числе, потому что тетрадей с записями у дедушки хранится очень много.

Когда я впервые увидела один из самых больших по объёму дневников, мне показалось, что это вовсе не тетрадь, а книга: самодельная твердая обложка скрывает внутри около тысячи страниц!

Поскольку дедушка по специальности художник, цвет, свет, движения живой природы и даже звуки зафиксированы им в дневниковых записях необычайно точно. В тетрадях также содержится множество зарисовок. Отсюда и необычная характеристика жанра: не просто стихотворения, но стихотворные этюды, маленькие наброски, части одной большой картины любви к Рязанской земле.

Читая дневники, я держала открытым сборник «Мещерское эхо» и отыскивала пары «дневниковая запись-стихотворение». Когда они были найдены, я пыталась проанализировать, в чем их сходство, а в чем различие, а главное – как именно короткую бытовую зарисовку А.Н. Бабий превращал в «поэтический этюд». Вот некоторые примеры.

                                                  

                                                                     ОСЕНЬ

«А сегодня 1 октября. Безжалостный ветер с яростью рвёт кружева побуревшей, скрученной двумя утренниками, листвы. Убитое заморозками, листовое разноцветье дождём падает в поникшую траву и на обесцвеченную холодом землю… »

 

Жёсткий скрученный лист

Сыплет старая ива.

Теней лёгких движенье,

Озноб на Оке.

Это Осень в Мещёру крадётся

С багрянеющей веткой в руке.

                            Сентябрь 1990г. [3;с.19]

         Для моего дедушки природа с детства была чем-то особенным, важным. И сейчас, в его стихотворениях природа для него всегда живая, близкая и родная. А приём олицетворения помогает автору показать нам ту душевную теплоту, с которой он относится к любому изменению в родной природе. Если в дневниковой записи говориться об  «убитом заморозками листовом разноцветье», то стихотворная строка  «Озноб на Оке» показывает, что для лирического героя Ока – живое существо, способное испытывать человеческие ощущения. Осень же в лирическом варианте зарисовки представляется А.Н. Бабию почти божеством (уважительно пишется с заглавной буквы), которое неожиданно подкрадывается к речке, к растениям «с багрянеющей веткой в руке», то есть окрашивая все вокруг в свои яркие цвета.

                                                                              ЗИМА

         В одной из многочисленных записных книжек дедушки можно найти и такую запись: «Декабрьские сумерки. В Солотчинском бору тихо. Лишь изредка округу оглушает треск промороженного ствола. Сухой иней обрушивается шуршащими потоками. Сквозь кроны и ряды стылых деревьев узкие струи золотого негреющего света»   

Похожая картина есть  в сборнике «Мещерское эхо»:

Вечер в овраг мрака сполз.

Мороз слезой лицо холодит…

Меня молодит.

Под крышей крон

           Озноба стон.

Ствол от стужи   У- ух!..

Треска гул иглы инея сдул!

         В дневнике мы просто читаем о «треске промороженного ствола», о «щуршащих потоках» инея, но стихотворение заставляет нас  услышать зимний сосновый лес. Это происходит за счет использования приёма аллитерации (в строчке «Треска гул иглы инея сдул» этого стихотворения постоянно повторяются звуки “л”,”г” и “с”. ), а также междометия «У-ух!», которое также помогает нам услышать этот гул, треск.  

         Важное отличие дневников от поэтического сборника, конечно же, заключается в том, что дневниковая запись не предназначена для читателя, она – всего лишь зарисовка. В то время как стихотворение  подразумевает читателя.  Для того чтобы читатель до конца понял чувства лирического героя, во 2-ой и 3-ей строках описываются опущенные в записи дневника переживания человека, наблюдающего за зимней картиной: «Мороз слезой лицо холодит…/ Меня молодит». Глаза лирического героя слезятся то ли от мороза, то ли от счастья: зимняя природа заставляет его чувствовать себя молодым, свежим, таким же свежим, как сосновый бор в зимнюю пору.

 

                                                                               ВЕСНА

         Услышав слово весна, все сразу представляют себе солнышко, тепло, распускающиеся почки. Но оказывается,  даже 30 марта может пойти самый настоящий снег! Давайте обратимся к стихотворению из раздела «Весна»:             

Когда прощаются снега,

Их белизна печальна.

А мы ликуем как всегда!..

Но ведь уходят навсегда от нас

Любимые снега…

Так было изначально!

 

Я удержать снега хочу!

Я в исступлении – молчу…

Простите, милые снега,

Вас помнить буду я всегда![3; с.77]

         Дневниковая запись, соответствующая этому стихотворению, очень проста: «Сегодня проснулись – лежит снег. К обеду стаял. А сейчас вновь метет. К вечеру повалил огромными, небывалой величины хлопьями (намного больше пятака)».

         И снова появляется лирический герой. Он печалится, ликует, молчит в исступлении…  Понять чувства человека к очередному изменению в природе – смене зимы на весну – помогают нам выразительные эпитеты «печальна белизна», «любимые снега». Олицетворения («прощаются снега», а лирический герой сам просит у них прощения, словно у человека) показывают трепетное отношение к природе.

         Философское замечание «так было изначально» обращено к читателю: мы можем грустить, наблюдая, как зима уходит от нас, но это – естественный ход природы, а значит, зима еще вернется.

 

                                                                                      ЛЕТО

Над шумной перебранкой воробьёв

Из глубины солодчинского бора

Донёсся гулко-звонкий крик: «Ку – Ку»!

И вмиг от древних чар его моя душа сомлела.

Шумели воробьи, шмели гудели,

Июньское тепло текло.

И в нём пронзительно-тревожное «Ку-Ку!»

Необъяснимую тоску внесло.[3;с.88]

В собственноручно пронумерованном Александром Николаевичем дневнике, на странице 282 я нашла такую запись:

         «Кукушка спугнула тишину соснового леса. Малышу казалось, что он тут один на один с теплом, тишиной и медовыми ароматами бора.

         Какая  из себя эта громкая птица? Её громкий голос сквозной, из тоскующей души вырывается. Прячется. От детей своих стыдно.

         А вот хохот глухой. Это самка кукушки перекликается со своим женихом…»

         В данной паре дневниковая запись, наоборот, дополняет стихотворение, помогает понять его смысл. Откуда антитеза? Откуда противопоставление «июньского тепла» летнего солотчинского бора, мирного шума воробьев, гудения шмелей «пронзительно-тревожному «Ку-Ку!»? Необъяснимая тоска останется неразгаданной, если не заглянуть в дневниковую запись: «Малышу казалось, что он тут один на один с теплом, тишиной и медовыми ароматами бора. Какая  из себя эта громкая птица? Её громкий голос сквозной, из тоскующей души вырывается. Прячется от детей своих, стыдно». Голос кукушки нарушает летнюю гармонию всего живого: ведь она бросает своих детей, что противоречит всем законам природы.

         Находим здесь и  знакомую аллитерацию (повторение звука «ш»), и чудесную метафору «июньское тепло текло» (повторение звука «л» здесь создает впечатление чего-то тягучего, жаркого).

 

                                                                            Заключение

Сравнительный анализ поэтического сборника А.Н. Бабия «Мещерское эхо»  и его дневниковых записей был проведен. Я выяснила, с помощью каких средств бытовая зарисовка может стать стихотворением. Помимо рифмы и ритма, среди них:

  • введение в пейзажные зарисовки человека, описание не только природы, но и отношений человека с природой;
  • подразумевание читателя: автор не только рисует увиденную картину, но и делится своим жизненным опытом, мыслями, связанными с ней;
  • изобразительно-выразительные средства: олицетворения, метафоры, эпитеты;
  • использование звукописи (повторение похожих звуков для особой звуковой выразительности стихотворения).

 

Дневник помог А.Н. Бабию воссоздать картины, которые он наблюдал много лет назад, поделиться ими с другими. По словам деда, ведение дневников помогло ему развить чуткость к красоте природы, внимательность по отношению к ней.

  Урок развития речи, где мы предложили моим одноклассникам описать в форме дневниковой записи одно запоминающееся событие из их жизни, показал, что ребята очень редко прибегают к ведению дневника. Для них это задание показалось тяжелым. Трудно было вспомнить что-то особенное, произошедшее с ними в последнее время. Вместе мы пришли к выводу, что дневник – отличная копилка воспоминаний. А некоторые ребята даже попробовали зарифмовать свои рассказы (см. приложение 14).

         Продуктом проекта стал перекидной календарь-2018 с цитатами и зарисовками А.Н. Бабия (см. приложение 13). Теперь этот календарь стоит в нашем кабинете, и каждый одноклассник может перечитать любимые строки уже знакомого и такого близкого автора.

Литература

  1. Абрамова Т.Н., Ружинская Л.А. География Рязанской области. – Рязань: Российское энциклопедическо-информационное книжное издательство «Горизонт», 1992. – 112 с.
  2. Александр Бабий. Уроки Подвижничества // 100 известных рязанцев. —  Рязань: Агентство печати и информации, 2013.  — С. 17-19
  3. Бабий А.Н. В объятьях памяти. Перечитывая дневниковые страницы. Очерки о Солодче. – Рязань: Народный Союз, 2016. — 105 с.
  4. Бабий А.Н. Мещёрское эхо. Поэтические этюды. – Рязань: Народный союз, 2017. – 96 с.
  5. Бабий А.Н. Про любовь и не только. – Рязань: Народный союз, 2016. – 72 с.
  6. Литературная энциклопедия терминов и понятий. – Под ред. А.Н. Николюкина. – М.: НПК «Интелвак», 2001. – 1600 с.
  7. Энциклопедический словарь юного литературоведа. — М.: Педагогика, 2002. — 416 с.
  8. Рукописные дневники А.Н. Бабия

Номинация: Литературное творчество

Участники: Андреева Юлия , Кузнецова Виктория 

 

 

 

Номинация: Литературное творчество

Участник: Костин Вадим

*** (2018)
Привет, мой вымышленный зритель,
Который раз ты внемлешь мне.
Непрекословный посетитель,
Вот мы опять наедине.
И сколько времени прошло
Уже с последней нашей встречи,
А вместо братских голосов,
Я снова слышу свои речи.
Ты, как всегда, опять молчишь,
А я, как прежде, не смолкаю.
Сложней всего услышать тишь
Наедине с собой, я знаю.
Ты изменился? Или нет?
Откуда, впрочем, мне узнать…
Ведь тишина – весь твой ответ,
А я могу только гадать…
Но я теперь совсем другой,
Пожалуй, хоть и не совсем,
Но я обрел степной покой,
Режим, и мозг без сложных схем.
Зачем же я тебя тревожу?
Хочу вернуть те злые ночи,
Что сердце рвут и душу гложут?
Хочу не я, а что-то хочет…
 
*** (2016)
Меня охраняла от улицы осень,
Растекаясь дождем по окну.
Часы говорили – пятнадцать ноль восемь,
Градусник – тридцать семь и одну.
Идеальное время быть дома,
Упиваясь глядеть между строчек.
Не могу я читать по-иному,
Когда громко так осень грохочет.
Но уйдут все дожди отдыхать,
Отругает вновь зиму-ребенка
За игрушки природа-мать,
За раскиданный снег-клеёнку.
И метелью начнется пора,
Долгих вечеров, кратких дней,
Где доносится из двора
Снега хруст и холод полей.
И на смену торопится солнце
Уничтожить презренную зиму.
Я все так же гляжу из оконца,
Своим взглядом таинственно мнимым.
И я вижу, продравшись сквозь свет,
Расцветающий зеленью мир.
Животворней картины нет –
Небо синее словно сапфир.
Утром ранним мое окно
Ветер беспечно отворит,
В нем увижу я только одно –
То как быстро жизнь летит.
 
*** (2017)
Тучи смога в полумраке
И дороги, идущие в вечность,
На которых без чувств железяки
Управляют своим подопечным.
Сколько сил было всажено,
Сколько душ, задыхаясь в пыли
В перспективе планеты загаженной,
Добывали сырье для страны.
Упиваясь модерном, глухие
Заставляли батрачить немых.
И пока здесь порядки такие,
Смерти больше, скорее, в живых.
Но очнутся людишки слепые,
На коленях пощады прося
У Земли, чтоб остаться живыми –
Будет поздно! И будет нельзя…
*** (2016)
Отблеск тени грядущего мрака,
Растворившийся в сизой дороге,
Незаметная скучная драка,
Где сражаются злостные боги.
Глядя в пол и всегда не нарочно,
Неприметно, мы мимо пройдем.
День все так же сменяется ночью,
Ну, а ночь все сменяется днём.
И сменились империи, царства,
Те, кто жили, уже не живут.
Мы всего лишь листочек под краской.
Вместо краски лишь замкнутый круг.
 

Номинация: Литературное творчество

Участник: Иванова Анастасия Антоновна

Гулко проходит эхо в немом вокзале

Поезд оставил тихий ночной перрон, гулко проходит эхо в немом вокзале. 
Что-то внутри, издавая протяжный стон, молча рыдает и хочет обратно к маме. 
Остро мигают лампы – зелёный свет… в поисках счастья, кажется, я ошиблась. 
Мне бы купить обратный пустой билет и, возвращаясь, чувствовать, как паршиво. 

       Можно уехать в Прагу, потом – в Париж, или рвануть навсегда проживать в столице, 
      Можно сменить одного на десяток лиц и закрутиться в собственной веренице. 
      Нас разрушают люди и города, я бы хотела оставить помехи в прошлом, 
       Если садиться в поезд, то навсегда, ведь, возвращаясь, больно и невозможно… 

       Можно забыть о прошлом, но каждый раз, видя того, с кем в остро-колючей ссоре, 
       Тех, кого любишь и тех, кто к тебе погас…в общем числе ими можно наполнить море. 
       И, убегая в чёртовы города, где монотонный голос в помехах слышно, 
       Я так боялась остаться в конце одна, если подумать, в итоге всё так и вышло…

 

      Через сотни домов я слышу, как ты молчишь

Звук стекающих капель собой разрывает тишь, 
За окном серый лес, протыкающий небосвод. 
Через сотни домов я слышу, как ты молчишь,
Но решаю спросить потом. 

     Барабанят дожди и царапают по стеклу, 
     Издавая при этом острый, кричащий звук. 
     Тот, кто раньше в душе разгонял пустоту и тьму, 
      Запускает в тебя стрелу. 

    “Ты сама виновата” – кто-то смеётся вслух, 
      Не давая закрыть мне четвёртую ночь глаза. 
      Наступает рассвет, когда друг твой уже не друг, 
       И от слов его – полоса. 

       Разлетается в щепки яркий, огромный мир, 
      Слёзы боли уже не имеют привычный вес. 
      Не успела заметить, душа превратилась в тир… 
       За окном зеленеет лес. 

       Не упасть на колени, не выплакать свой предел. 
       Эта ненависть режет любую тугую нить. 
       Тот, кого ты любил, к кому всею душой горел, 
       Может словом тебя…
        Убить…

Сделать шаг

Я, наверно, забуду, что было, что есть, что будет, ототру отпечатки заляпанных вновь обид. 
Этот год начался, пусть и прошлое нас минует, а внутри ничего от ушедшего не болит. 
Только, кажется, в небе я слышу знакомый отклик, синева, обрушаясь, наполнит меня внутри 
Километрами боли, и стены холодных комнат говорят, что сама я не создана для любви. 

Может, было бы легче друг друга уже не помнить? темнота загребает и шепчет своё “прости”. 
Эта горечь прокуренных мною, безлюдных комнат раздирает меня, оставляя следы в крови. 
Можно долго бежать, задыхаясь, пытаться выжить, я кричу и стою, рыдая, внутри дрожа. 
Только память всегда поднимает родные лица, заставляя меня на секунду к ним сделать шаг. 

Я исчезаю

 

Вечером поздним вагоны стучат в метро,
Это – кошмар, от которого не проснуться.
Где-то уже трамваи спешат в депо,
Я исчезаю, чтоб завтра опять вернуться.

В старых кафе от гирлянды небрежный вид,
Сотни огней, под ногами скрепит хрусталь.
Небо, как будто мрамор могильных плит.
Я возвращаюсь, и мне, как обычно, жаль.

Этой зимой ни снега, ни тёплых слов,
Люди вокруг с бесконечною верой в свет.
Мне надоело путаться между снов,
Чтобы потом в реале спастись от бед.

Ярко закаты дымились, угаснув мглой,
Я же не знаю, куда от себя мне деться. 
Мрак расползался; в попытках окончить бой
Падаю в снег, пытаясь под ним согреться.

 Номинация: Композиторское искусство

Участник: Пимахин Андрей

 Тема работы: Фантазия на тему “Во поле берёзка стояла”

 



 

Номинация: Композиторское искусство

Участник: Абрамов Александр

 Тема работы: “Луна и лопух”

 

Номинация: Литературное творчество

Участник: Денисова Валерия

Тема работы: “Родственные души -кто они?”

Как электричка.

Мы не друзья с тобой закадычные,
Но только вспомню, и безразличие
Станет прозрачным до неприличия,
Исчезнет холод, туман, различия…
Ты стал традицией, стал обычаем.
Парадоксально, что нет в наличие
Ключей к тебе, или есть, но лишние
Мешают вовремя вспомнить личное,
Нащупать нужный. Ключи – двуличные,
Они похожи, но не фабричные.
А сердце бьётся, как электричка.
Ты не болезнь и ты не привычка –
Есть что-то большее, необычное.
Как стук вагонов, как электричка,
Стучит, как будто я – истеричка,
Стучит не сердце, его частичка.
Мне этот голос вполне привычен,
С тобою связан и лаконичен.
Жаль, доступ к действиям ограничен,
А голос этот аналогичен
Любви, но молчит. Тактично.
Скажи: бездействие нелогично?
Ответ спокоен и флегматичен.
А стук – он сильный. Не нужно взгляда,
Лишь понимание, что ты рядом.
Он хочет вскрикнуть, снести преграду.
Я не хочу никакой пощады,
Хочу взлететь и нестись снарядом
Фейерверка. Чертовы баррикады.

 

 Номинация: Литературное творчество

Участник: Корбашов Даниил 

Пустотинская средняя школа

Преподаватель: Ковалёва Наталья Валентиновна

 Тема работы: “Людей не интересных в мире нет – их судьбы как истории планет”

                                                                         Вступление.

Каждый год 9 мая наша страна отмечает День Великой Победы.  Мы, сегодняшние девчонки и мальчишки, зачитываемся книгами о войне, играем в неё на улице, выстраиваем «полки» и «отряды» оловянных солдатиков для предстоящих «жарких схваток». Но максимальный интерес вызывают рассказы ветеранов Великой Отечественной, которые приходят к нам на уроки мужества в иконостасах наград. Равнодушным на таких встречах не бывает никто. Патриотизм инъекциями такого непосредственного общения буквально впитывается в нашу кровь.

Годы в своём полёте, к сожалению, рушат некогда стройные ряды однополчан. Возраст и хвори дают о себе знать. Тело подвержено неумолимому процессу старения. А дух? Вот тут наши заслуженные ветераны спокойно дадут фору полной сил и энергии молодёжи. Причина проста: убеленные сединами воины единожды и навсегда закалены в горниле войны, и «перековать» таких просто невозможно.

Я восхищаюсь своим земляком Героем Советского Союза Галкиным Павлом Андреевичем. В свои 90 лет он вел активную общественную работу, писал философские статьи и сочинял стихи. Мне стало интересно познакомиться поближе с его жизненным путём, и я решил рассказать вам все, что узнал о своём земляке.

                                                                       Детские мечты.

Родился Павел Андреевич 15 декабря 1922 года в селе Нижняя Ищередь в большой крестьянской (11 человек) семье. Отец, Андрей Леонтьевич,- кронштадтский матрос, активный участник боевых действий Балтийского флота, в годы первой мировой войны и последующих революций, – был женат на Брагиной Анастасии Петровне. На всю жизнь запомнились Павлику его рассказы о морских схватках с немецким флотом в водах Рижского и Финского заливов, ледовом походе Кронштадт – Гельсингфорс, штурме крепостей- фортов Красная Горка и Серая Лошадь, о жизни Петрограда в революционные годы. Всю свою жизнь в селе он мечтал о возвращении в этот город. В 1942 году его призвали в ВМФ, и в 1943 году он скончался на Дороге жизни под Ленинградом.

 Па­вел рос в маленькой глухой деревеньке. Примечательного в ней было разве что в необычном названии — Нижняя Ищередь. За деревней петляла мелкая речушка с разросшимися по низким берегам ветлами. К ним любил приходить Павел. Оп­рокинувшись на спину, он ча­сами смотрел в бездонную синь неба, на плывущие горы облаков. Они завораживали, влекли к себе. И юноша меч­тал, о возможности, взлететь над ними, о могучих крыльях, которые унесут его ввысь. Так уж устроена наша жизнь: не все мечты сбываются сразу.

                                                                          Годы учёбы.

После окончания Сапожковского педагогического техникума в 1940 году Павел был призван в ВМФ.

 В то время краснофлотцы служили пять лет.

 Военная служба у Павла Галкина началась не в авиации, а на зенитной    батарее береговой обороны Краснознаменного Балтийского флота. Но небо звало настойчиво, неудержимо. «Хочу учиться на летчика, – написал Галкин в рапорте на имя командования. И не сразу поверил в счастье, узнав о решении старшего начальника направить его в военно-морское авиационное училище.

Были горячие учебные будни, до предела наполненные нелегким курсантским трудом. Занятия в классах и по­леты. Полеты и в ясную пого­ду, когда воздух звенящ и про­зрачен, и в серую непогодь, когда свинцовые тучи прижимаются к земле и небо кажет­ся суровым и неприступным. Каждая встреча с небом была серьезным испытанием и той необходимой ступенькой, кото­рая ведёт к настоящему лет­ному мастерству.

                                                                               Война.

В размеренный ритм учили­ща ураганом ворвалось страш­ное слово: «Война!» Гитлеровская Германия совершила зло­дейское нападение на нашу страну. И хотя этого ждали от фашистов, к схватке с ними давно готовились, известие всех потрясло. И сразу преоб­разились курсанты – летнабы. Будто повзрослели в один день, стали суровее лица, по­гасли в глазах беспечность и озорство.

«Скорее на фронт» — эта мысль властно захватила со­знание Павла. Но ведь он только начинал постигать азы летного искусства.

Ночью подняли по тревоге и срочно перебазировали в Бердянск. Однажды утром откуда-то с запада приглушённо и жестко докатился орудийный гром. Ещё и ещё. Откуда этот гром? Прислушались. Так и есть! Это разговаривали невидимые пушки. Сколько было до них верст? 50, 100… Кто их считал? Где-то шёл бой. Снова снялись и –  в дорогу. На этот раз в Безенчук, в заволжские степи.  И прошло еще почти два долгих года, прежде чем курсант Павел Галкин стал младшим лейтенантом, штурманом морской авиации.

На   Северный   флот   он   при­был, уже имея на своем сче­ту несколько удачных боевых вылетов.

— Назначаетесь в 9-й гвар­дейский авиационный минно-торпедный полк, — смерив ис­пытующим взглядом стройно­го, широкоплечего офицера, сказал командир, — штурманы там нужны.

  Ни сном, ни духом, наверное, не мог себе представить паренёк из российской глубинки, что спустя каких-нибудь два с небольшим десятка лет от роду ему будет суждено стать членом прославленного экипажа торпедоносца Северного флота.

Павел Андреевич вспоминает: «По окончании Военно-морского училища им. С. А. Леваневского в 1943 г. я был направлен на Север­ный флот в 29 БАТ штурманом пикирующе­го бомбардировщика ПЕ-2, вместе с пилотом П. Сердюком и стрелком – радистом из города Рыбное Б. Боровым. Наш экипаж наносил бомбовые удары по фашистским кораблям в Ворангер -фиорде с пикирования. Несмотря на хорошее прикрытие истребителя­ми сопровождения, в один из поле­тов немецкий истребитель, выныр­нувший из задней “мертвой зоны”, выпустил очередь по-нашему само­лету, серьезно ранив радиста и по­вредив самолет. После этого вылета наш стрелок-радист остался без ноги, летчик был вынужден перей­ти в соседний полк на самолет-штурмовик ИЛ-2, а я был переведен в 9 гвардейский минно-торпедный полк на самолет “Бостон” А-206-45, где начал летать с летчиком Е. И. Францевым и стрелком-радистом Антипычевым С. М.

В те дни наша морская авиация наносила мощные торпедные и бомбовые удары по конвоям и отдельным кораблям противника, бомбардировала его военно-морские базы и аэродромы, прикрывала корабли союзников, шедшие в Мурманск и Архангельск.

 Летом 1944 г. на военно-морской базе Киркинес фашисты сосредоточили большое коли­чество транспортов и боевых кораблей. Командующий Северным флотом приказал авиации флота нанести удар по кораблям и портовым сооружениям. ВМБ прикрывалась сильными средствами ПВО (до 18 зенитных бата­рей) и истребителями, непрерывно патрулировавшими в небе. Наш экипаж был ведущим эскадрильи торпедонос­цев. После взлета к нам присоединились истребители сопровождения, и мы с набором высоты пролетели над полуостровом Рыбачий и взяли курс на Киркинес со стороны моря.  При подходе к Киркинесу на высоте 4000 м нас атако­вали мессершмиты. Они пытались прорваться к ведуще­му, но наши истребители успешно отражали их атаки. Произведя необходимые расчёты, я установил нужные данные на прицел, дал команду лётчику на вывод самолёта на боевой курс и начал прицеливаться. В поле зрения прицела я увидел несколько транспортов и кораблей противника, пришвартованных у причалов, и решил нанести бомбовый удар по ним, а также по электростанции, которая находилась на территории порта. Лётчик на боевом курсе чётко выдерживал заданную скорость и высоту, выполняя команды штурмана, уточняющего курс самолёта. Всё его внимание сосредоточено на точное соблюдение заданного режима полёта и ни атаки истребителей противника, ни огонь зенитных орудий не в состоянии свернуть его с боевого курса.

В это время одному “мессеру” удалось прорваться через прикрытие и атаковать наш самолет из “мертвой зоны”, в которой наш стрелок-радист Антипычев не мог отра­жать его атаку. С дистанции 100-150 м противник открыл огонь, но на его пути появился наш истребитель прикрытия и принял очередь на себя. Вышедший из атаки мессершмит был сбит на­шими истребителями.

Когда до момента сбро­са бомб оставались счи­танные секунды, вокруг наших самолетов вспыхну­ли сотни разрывов зенит­ных снарядов, но гвардей­цы выдерживали боевой курс, несмотря на то, что осколки снарядов оставля­ли рваные раны на плоско­стях и фюзеляже самоле­та. Но вот цель совмести­лась с углом прицелива­ния, мой палец нажал на боевую кнопку, и самолет вздрогнул, освободившись от тысячекилограммового бомбового груза. Все ведо­мые экипажи, заметив мо­мент отделения бомб веду­щего от самолета, сброси­ли свои бомбы (этот способ называется бомбометани­ем по сигналу ведущего). Теперь самолеты имеют право маневрировать от атак противника, но я решил сфотографировать момент разрыва своих бомб, чтобы убедиться в результатах удара. На снимке хорошо просматри­ваются корабли, портовые сооружения, электростанция, никелеворудный завод, точки взрывов авиабомб, возник­шие пожары.

На обратном пути, когда до полуострова Рыбачий ос­тавалось 12-15 км, истребитель, который прикрыл своей машиной самолет на боевом курсе, начал терять высоту и произвел посадку на воду. Координаты его посадки мы немедленно сообщили на командный пункт, и летчик был спасен торпедным катером. Это был Владимир Булматов, которому в дальнейшем было присвоено звание Героя Советского Союза. Более суток после бомбового удара бушевали пожа­ры в порту и на кораблях фашистов».

При действиях одиночных самолётов – торпедоносцев на морских коммуникациях одной из важнейших проблем являлась необходимость объективного подтверждения результатов атаки. Самолёты «Бостон» были оборудованы длиннофокусными фотоаппаратами с размером кадров 13 на 18 см и могли обеспечивать высокую достоверность результатов атаки, но для этого экипажу требовалось по существу выполнить второй заход на цель, что нередко приводило к трагическому окончанию полёта. Экипаж Францева стремился использовать все возможности для фотографирования результатов атаки.

Торпедная атака всегда имела резкую форму столкновения с противником. Самолёт при подходе к цели снижается на высоту около 30 метров над уровнем воды. Штурман подаёт команды для вывода самолёта в точку сбрасывания торпеды. На этой высоте, едва не касаясь на разворотах крылом поверхности моря, экипаж входит в зону плотного зенитного огня. По самолёту стреляет с кораблей всё, что может стрелять. Победителем может выйти только мужественный, обладающий высоким моральным духом и в совершенстве владеющий техникой лётчик.

Особое беспокойство у командования Северного флота вызывали пиратские    набеги вражеских лодок.  Их активные действия у побережья Северной Норвегии и Кольского полуост­рова, причиняли большой урон транспортам союзников, следовавших в наши северные порты.  Нужна была помощь   минно-торпедной авиации.

Первый удачный вылет на «свободную охоту» экипаж Павла Галкина был отмечен приказом по части. Друзья от всей души поздравляли летчиков с успехов.

А через несколько дней — новое задание. На этот раз пред­стоял полет к берегам Северной Норвегии; где замечено большое скопление вражеских подводных лодок.

В мутном холодном рассве­те тусклое небо сливалось со свинцово-серым морем. Высокий скалистый берег уныло маячил на горизонте. Павел, сделав    очередную    запись в бортжурнале, сосредоточенно вглядывался вдаль. Вдруг на горизонте, вблизи    одного    из небольших фьордов, мелькнули три точки.

— Женя, вижу цель. Доверни в влево.

— Понял. Иду на сближение.

За немецким миноносцем, строго в кильватер ему, следовали две подводные    лодки. Корабли ощетинились огнем, от миноносца потянулись к самолёту трассы зенитных снаря­дов. Шапки разрывов окружили бомбардировщик.

—   Женя, покажем    немцам, что собираемся атаковать пер­вую лодку, а сами, нападем на вторую — сказал штурман.

— Ты умница, Паша,-  перехитрим фрицев.

Францев плавно отжал штурвал машины, имитируя    заход на впереди идущую подлодку. Все вышло так, как   рассчи­тали летчики. Миноносец    на   мгновение прекратил огонь: нельзя было стрелять по низко летящему самолету – был риск поразить своих. Но этого   мгновения оказалось достаточно для того, чтобы произвести прицеливание и направить торпеду на корабль.

 На миноносце спохватились, когда самолет стал набирать высоту. Огонь был не прицельный, и все же, осколком ранило стрелка-радиста, повредило правый мотор. А смельчаки не спешили уходить. Францев сделал второй заход, чтобы зафиксировать результаты торпедометания можно только сфотографировать тонущую цель, самолет лег на обратный курс.

 Через день штурман Галкин со своими    боевыми   друзьями вновь в    полете. Обследовав ряд фьордов и ничего, не обнаружив, самолет шел вдоль береговой черты.  «Неужели при­демся вернуться ни с чем?» – удрученно думал Павел и на всякий случай решил ещё раз проверить курс. Руки привычно переключили тумблер радиополукомпаса. Штурман дал курс.

Францев по переговорному устройству запросил:

– Штурман, мы израсходовали уже половину бензина, не пора ли возвращаться домой?

Возвращаться на аэродром без результатов не хотелось, и Павел Андреевич предложил пролететь дальше в тыл противника ещё километров на двести в район, где до этого не появлялся ни один торпедоносец и немецкие корабли чувствовали себя в безопасности.

– А как будем возвращаться на свой аэродром? Откуда возьмём горючее? – спросил Францев.

-Я рассчитаю маршрут там, где наши самолёты ещё не летали и для него бензина на экономном режиме хватит, хотя придётся пройти в близи нескольких немецких истребительных аэродромов, но на бреющем полёте между сопками проскочим – ответил Галкин П. А.

– Добро! Будем лететь минут двадцать, а там посмотрим, и самолет устремился в район Тромсё, где немцы в Альтенфиорде оборудовали среди мрачных скал логово для своих линкоров «Тирпиц» и «Шарнгорст» …

Через несколько минут впереди показались скалистые острова, среди которых могли скрываться вражеские корабли любого класса, поэтому экипаж усилил внимание к проливам, отделяющим острова от материка.

– Вижу впереди корабль! – объявил по СПУ лётчик.

– По моему это крупный транспорт, глубины позволяют атаковать торпедой, – ответил штурман.

– Атакую с левого борта! Уточни курс! – скомандовал Францев.

– Высота сорок! Скорость 250! Упреждение полтора корпуса! Влево пять! – скомандовал штурман.

Когда до цели оставалось около километра, от самолёта отделилась стальная сигара торпеды, вошла в воду, и, оставляя пенистый след, устремилась в точку встречи с кораблём противника. Самолёт – торпедоносец стал описывать круг над обречённой целью, в ожидании результатов атаки. Примерно через полторы минуты над кормой судна взметнулся столб воды и дыма. Сфотографировав взрыв, экипаж доложил на свой командный пункт об атаке и направил самолёт на обратный маршрут, который был рассчитан через район Северной Норвегии и Финляндии с использованием облачности, бреющих высот, полётам над пустынными районами. Несмотря на благополучный перелёт через линию фронта, подлетая к Кольскому заливу, лётчик предупредил о том, что показатель горючего на нуле. Правый мотор начал давать перебои.

В моей кабине – вспоминает Павел Андреевич – располагалась рукоятка насоса для ручной откачки невыработанного остатка бензина из баков в топливную систему моторов. Я стал энергично качать ручной насоса, и моторы заработали без перебоев.

– Будем садиться с ходу! – передал Францев на КП, и предупредил экипаж о возможности вынужденной посадки, если не дотянут до аэродрома. Но самолёт дотянул. … На проявленных в фотолаборатории снимках были чётко зафиксированы позиция торпедного залпа, и взрыв торпеды в кормовой части судна. Флотские специалисты определили, что был торпедирован танкер водоизмещением 10000 тонн.

Из череды однообраз­ных осенних дней – это сентябрьское утро осо­бенно запомнилось штурману Павлу Галкину.  С пилотом Евгением Францевым они вылетели на очеред­ное боевое задание. Под кры­лом бомбардировщика горби­лось неласковое Баренцево мо­ре. Закручиваясь белыми барашками, высоко взлетали гребни волн. Тяжелые и медлительные, они, как бы убыстряя свой бег, с неистовым упорством набрасывались на прибрежные скалы и разлетались на тысячи мелких брызг, мгновенно превращались в снег. Тот самый снег, который даже в летнюю пору заполняет расщелины обомшелых, покрытых редкой растительностью сопок.

Погода здесь изменчива, капризна. Никто не может предугадать, как поведет себя Баренцево море в ближайший час. Полное безветрие вдруг сменялось ураганом, ясное небо – дождём или снегом. И неожиданно возникший снежный заслон вставал такой стеной, что в метре ничего не было видно. Какой, должно быть, крохотной точкой на фоне этого заснеженного моря казался торпедоносец.

Время от времени Павел за­прашивал пеленги у наземных радиостанций, сверяй курс. Са­молет подходил к квадрату, где, по предположению штаба, должны находиться вражеские корабли.

— Женя, снижайся, — по­просил пилота Галкин. — Бу­ду следить за водой.

Францев перевел руль высо­ты. – Сто… пятьдесят… тридцать пять метров…

По выработанной с годами привычке штурман зорко всматривался в мглистую даль.

— Есть! Корабли! – вздрог­нув от неожиданности, крик­нул Галкин.

— Вижу — рыбацкая шхуна, — простодушно откликнулся пилот.

— Да нет же, смотри даль­ше! Подводная лодка!

         За рыбацким суденышком, трудно различимый на фоне свинцовой воды, действительно серел длинный, сигарообразный силуэт.

         Теперь пришел черед изумиться Францеву.

– Ложусь на боевой курс — встрепенулся он.

         Вот она долгожданная цель. Только бы не промахнуться! Галкин нажал боевую кнопку – торпеда мягко скользнула в воду.

На вражеской лодке заметили опасность. Там, видимо, приняли меры к срочному по­гружению.  Будто ветром   сду­ло с палубы    людей.    Поздно!

Торпеда угодила прямо в борт. Оглушительный взрыв потряс воздух. Над морем взметнулся огромный столб воды и дыма. «Порядок!» – облегченно вздохнул Павел. Из-под шлема стекали мелкие капельки липкого пота. Сделав последний разворот и набирая высоту, самолёт стал уходить на восток. 

Бомбардировщик возвращал­ся на аэродром, а штурман, устало откинувшись на спин­ку сиденья переживал радость успешно выполненного зада­ния.

«Осенью 1944 г. я попал в госпиталь,- вспоминает Павел Андреевич. Хирурги вывели меня из строя на несколько дней, которые для моего летчика и стрелка-радиста оказались роковыми. 15 сен­тября он вылетел на “свободную охоту” с начальником минно-торпедной службы (который заменил в этом по­лете меня) и не вернулся, доложив по радио, что атако­вал и потопил транспорт в Порсангер фиорде. Разведка подтвердила факт потопления транспорта, но о судьбе экипажа не было никаких сведений до конца 1999 года. В результате десятилетних поисков энтузиастов школы им. Е. И. Францева (г. Чернушка), в которых участвовал и я , была найдена фотография в одной финской книге, где описывались действия авиации в Северной зоне во время Второй Мировой войны. Под фотографией текст (перевод с финского): «Фотография места гибели экипажа Героя Советского Союза старшего лейтенанта Евгения Францева. Самолёт «Бостон А -206-45 из состава 9 ГМТАП разбился на берегу озера Давгалуоббал 15 сентября 1944 года». В тексте книги никакой информации по этому факту нет. Мне эту фотографию прислали 22 февраля 2000 года».

Слава о подвигах отважных торпедоносцев распространилась по всей авиации Северного флота. Много раз штурман Павел Галкин   вылетал на «охоту» и почти всегда возвращался с победой. На его боевом счету к 1944 году   числилось уничтоженными 2 подводные лодки, 3 транспорта      водоизмещением по 8000 -10.000 тонн каждый, мотобот, много      поврежденных судов. И как признание его боевых заслуг был    воспринят в части Указ Президиума Вер­ного Совета СССР от 19 августа 1944 года, которым    за образцовое   выполнение    зада­ний командования    и    личную отвагу, героизм и инициативу  в  бою  штурману. Павлу Андреевичу Галкину присвоено звание Героя Советского Союза, Ордён Ленина   и Золотая звезда Героя легли на его грудь рядом с двумя орденами Красного Знамени. Павлу не было ещё 22 лет!

Павел Андреевич Галкин не смог расстаться с небом и после войны. Служил штурманом авиаэскадрильи 51-го МТАП ВВС Балтийского флота. После окончания в 1956 году штурманского факультета Краснознаменной военно-воздушной академии работал начальником цикла штурманской и минно-торпедной под­готовки Камышинского военно-морского авиационного училища летчиков до его расформирования. Опыт ветерана был постоянно востребован.

С 1960 года он – старший препода­ватель кафедры бомбометания Качин­ского ВВАУЛ, с 1967-го – начальник кафедры боевого применения средств поражения Ейского ВВАУЛ.

Уволившись из училища по возрасту в звании полковника в 1978 году (прослужив к тому времени 38 лет!), Павел Андреевич буквально тяготился по-настоящему заслуженным отдыхом. Через четыре года он вернулся в училище на должность заведующего учебно-методическим ка­бинетом, проработав там еще 14 лет до 1996 года. Об активной жизненной позиции этого человека красноречиво говорит, и памятная медаль администрации Краснодарского края «За выдающийся вклад в развитие Кубани».

Со своей женой Надеждой Ивановной встретился в 1947 году на аэродроме Паланга, где она заведовала гидрометеостанцией. Надежда Ивановна родом из Полтавы. Женщина, о которой можно писать романы. Во время войны за ней охотились немцы, так как она была одной из активных участниц партизанского подполья. Однажды ей удалось выполнить сложнейшее задание – заложить бомбу с часовым механизмом в склад боеприпасов. Склад был уничтожен, а вот Надежду немцы поймали. В числе прочих её хотели угнать в Германию. Но Надежде удалось сбежать: она спрыгнула с поезда.

Старший сын – Владимир, 1947 года рождения, проживает в городе Чебоксары, работает в университете: кандидат технических наук, доцент. Дочь –  Людмила, 1947 года рождения, проживает в городе Ейске. Она учитель и в настоящее время находится на пенсии. Младший сын – Андрей, 1960 года рождения проживает в Ейске, работает на авиаремонтном заводе.

За активное участие в военно-патриотическом воспитании воинов и молодёжи, Павел Андреевич неоднократно награждался главой администрации Краснодарского края, главой администрации города Ейска и Ейского района, начальником гарнизона и начальником Ейского высшего военного авиационного училища. Он является примером беззаветного служения Родине на поле боя и в мирном ратном труде, заслуженным авторитетом и высочайшим уважением личного состава и ветеранов училища.

Всю свою сознательную жизнь помимо основной профессиональной деятельности много внимания Павел Андреевич уделял изучению естественнонаучных и гуманитарных проблем в философском аспекте.

Павел Андреевич пишет стихи.

Вот стихотворение «Мать и дитя»

Всего дороже для родителей – их дети-

Источник радости и множества забот.

Но многим по сердцу заботы эти:

Они – залог того, что сохраняет род.

   Для каждой матери родить, кормить, лечить,

    Хранить от всех невзгод родное чадо-

    Одним понятием можно заменить:

Любить дитя, и большего не надо.

И каждый смертный должен понимать:

Он – плод любви всевышней воли,

Что в мире есть одна родная мать,

Она – святая, без нее нет дома.

      Мать и дитя – гармония природы…

      Как будут жить они, так будут жить народы.

 КРЫЛЬЯ СЕВЕРНОГО ФЛОТА

Всем людям нужен мир, в свободе

                                               есть нужда…

И вот в двадцатом веке новой эры

Провозгласили власть свободы и труда

Народы, пострадавшие сверх меры.

То -дети Матери-России. Тяжела

Им участь выпала – кровавые напасти,

Когда фашисты, закусивши удила,

Во весь опор неслись к вершинам

                                                  власти.

В те дни Советская Россия знала,

Что ей война; грозит со всех сторон.

И потому границы укрепляла:  

Спешила превратиться в бастион.

На грани льдов полярных и земли

Возникло основание оплота:

В заливе Кольском появились корабли

Новорожденного морского флота.

В боях с фашистскими армадами

                                               мужали,

Храня заветы предков, дом и честь,

Североморцы становились крепче

.                                                   стали,

Свершая подвиги, которые не счесть.

Врагов встречали из морских глубин 

Торпедным веером Видяев и Щедрин

Гаджиев, Лунин; был неотразим

В открытом поединке Шабалин:

Для перехвата вражеских судов

Крылатые защитники взлетали –

Катунин, Макаревич, Баштырков,

Презревши смерть врага уничтожали.

Пылающей кометой над волной

Торпедоносец к цели устремился:

В нем Сыромятников ведет   последний бой, –

Враг уничтожен и в пучине скрылся.

Врагов Борис Сафонов не считал,

Встречая их над сушей или морем.

Отважно в бой смертельный он вступал,

Сражая недругов, и дважды стал Героем,

Под стать ему Адонкин и Стрельцов, 

Сорокин, Бокий и Бурматов-  

Надежный щит для флота и бойцов,

Защитники Земли от супостатов.

Фашизм был побежден – другие рвутся к власти:

Больное общество войной не излечить,

И для защиты от любой напасти

Должна Россия мощь свою крепить.

Суровый край, где стойкие живут,

Способные держать удар стихии,

Стал неприступным для врагов; растут

Стальные крылья Матери-России.

Они господствуют над сушей и водой,

Их щит и меч – залог защиты право.

Павел Андреевич проживал в городе Ейске. Обходился без дачи и машины. Основную часть своего свободного времени он посвящал книгам, интересовался философией, историей, естественными науками и классической художественной литературой западных и отечественных писателей. Не любил чтиво в раскрашенных обложках, мемуары, лженаучные опусы. Он считал самой важной и самой сложной проблемой современности является формирование молодежи, способной правильно оценить своё место в кризисном настоящем и гармоничном, устойчивом будущем обществах, упорно не теряя время, обретая для этого необходимые качества – высокую нравственность, физические способности, необходимое образование, непрерывное стремление к совершенству и трудолюбие.

В 2007 году Галкину Павлу Андреевичу на здании Пустотинской школы была открыта мемориальная доска. Открытие мемориальной доски в честь Героя Советского Союза, штурмана бомбардировщика Пе-2 было возложено на племянниц В. И. Северину и Л. И. Воронину, а также на старейшую жительницу села И. П. Воронину. Жители села помнят своих героев. И тех, кто воевал, отдавал жизни во время Великой Отечественной войны, и тех, кто прославил свою малую родину.

Павел Андреевич 40 лет прожил на побережье Азовского моря. Ему дороги Заполярье и Балтика, но на вопросы: «Вы откуда родом?»,- всегда отвечал: «Я – Рязанский!». Изредка, когда приходилось проезжать Кораблино, он не отходил от окна вагона, стараясь увидеть то, что вызывает волнение у каждого человека, оказавшегося после долгой разлуки в местах, где он впервые увидел мир. Вероятно, это и есть чувство Родины.

Боевой экипаж самолёта П. А. Галкина.

В своей работе я использовал воспоминания Павла Андреевича Галкина. Он вел переписку с нашим школьным музеем. У нас есть его письма, в которых он обращается к нам, молодёжи XXI века. О Павле Андреевиче написано в книге «На поле ратном». Автор книги П. А. Батуркин рассказывает о людях сильных духом, о мужестве и подвигах ветеранов Советской Армии и Флота. И хотя время неумолимо заметает новью события прежних лет, он призывает старшее поколение рассказывать и напоминать молодым, о тех, кто сражался за Родину, чтобы прошлое ожило и стало бессмертным.

«Славен героями Северный флот «- так называется сборник коротких, но емких по содержанию рассказов о 100 героях – североморцах и морской авиации, выпущенный Мурманским книжным издательством к 50 – летию Северного флота.

В этой книге с большой теплотой рассказывается о Павле Андреевиче. Штурман Галкин настойчиво изучал опыт старших товарищей, упорно постигал сложное искусство торпедных атак, осваивал новые тактические приёмы торпедирования. В книге отмечается, что первыми на Северном флоте Е. И. Францев и П. А. Галкин успешно применяли грозное оружие против вражеских подводных лодок.

 

15 декабря 2012 года 90-летний юбилей отметил Герой Советского Союза, Почетный житель города Ейска Павел Андреевич Галкин.  Поздравить именинника в гарнизонный Дом офицеров пришли представители городской, районной и краевой администрации, новое поколения военнослужащих. Президент России Владимир Путин направил юбиляру поздравительную телеграмму.

Специально ко дню рождения был создан фильм о жизни Павла Андреевича, по словам присутствующих, это жизнь всей нашей страны в целом. Помимо поздравительных адресов, были и подарки, например, ЖК-телевизор от администрации района.

– Юбилеи дело трудное для меня в таком возрасте. Но моя личность всего лишь повод для такой встречи. Жаль, что 9 декабря – День Героев прошел в этом году незамеченным. Главное, я вижу, что гордость, патриотизм и любовь к Отечеству живет в сердцах людей. От всей души благодарю всех за поздравления, – сказал юбиляр. (по материалам Ейск. Инфо)

Павел Андреевич умер, но память о нем не угаснет в наших сердцах.

Также о моем земляке можно прочитать в следующих книгах:

  1. Бойко В. С. Крылья Северного флота. – Мурманское книжное издательство, 1976 г.- стр.317
  2. Герои Советского Союза Военно – Морского Флота Москва: Воениздат, 1977 год.
  3. Головко А. Г. Вместе с флотом. – М: 1984 год.
  4. Иванов П. Н. Крылья над морем. М. Воениздат, 1972 год
  5. Кубани славные сыны. Очерки о Героях Советского Союза. Книга 3. Краснодар, 1995 год.

                                                          Литература.

1.Воспоминания П. А. Галкина.

2.Материалы школьного музея.

3.На поле ратном. Сб. Сост. Батуркин П. А. М., «Московский рабочий»,    1977.

4.Материалы Кораблинского краеведческого музея.

 

Номинация: ” Литературное творчество”

Участник: Петюшина Анастасия

МОУ Сараевская СОШ

Преподаватель: Агафонкина Марина Николаевна

Тема работы: “Воздушный витязь”

За свою долгую историю Рязанская земля видела немало войн. Великая Отечественная война далеко не первая, в которой участвовали рязанцы. Ведь они люди с горящим сердцем и всегда вставали на защиту нашей Родины…

Многим из них война опалила души, а многие так и сгорели в её пламени. Когда начиналась война, у людей не спрашивали, всё ли они успели сделать? Успели ли они пожить? Наступал ужас, страх, смерть. Это испытывал каждый. Но, несмотря на всё, наши прадеды смогли разжечь пламя патриотизма внутри себя, отдали все свои силы и использовали все возможности ради того, чтобы защитить свою Родину, Отечество, и шли до конца. Одним из таких людей являлся мой земляк Иван Иванович Ермаков.

Родился Иван Иванович 24 июля 1918 года в селе Новобокино. По сведениям из архивных документов, родом он из крестьянской семьи. У него, как и у всех ребят того времени, наверняка были свои мечты, цели. Но не суждено их было воплотить. Иван получил неполное среднее образование и в 1941 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу пилотов. До начала войны работал в одном из Московских аэроклубов Свердловского района города Москвы. Был командиром лётного отряда и одновременно секретарем парторганизации аэроклуба. Когда началась война, он пошел в ряды Советской Армии добровольцем.

Иван Иванович воевал на самолете ПО-2, который немцы называли «рус-фанера», наши же летчики ласково – «небесный тихоход». В годы войны самолет был успешно использован на фронте для разведки, а также как легкий ночной бомбардировщик.

Капитан Ермаков выполнял сложные боевые задания командования: вел разведку, уничтожал огневые точки и склады боеприпасов противника. Ему приходилось делать по пять, шесть боевых вылетов за ночь. 

Вот как он вспоминал один эпизод его фронтовой биографии: «Наше командование получило сведения о скоплении немецко-фашистских войск в районе станции Лычково. Командир части вызвал меня и дал очень ответственное задание. Нужно было проверить силу скопления вражеских войск, их вооружение, много ли там танков. Главная трудность была в том, что сделать это нужно было в дневное время на самолете ПО-2. Получив задание, я вылетел на место расположения. Когда я подлетел к передовой линии фронта, фашисты открыли по моему самолёту ураганный огонь из всех видов вооружения, послышалась сильная «трескотня». В эти минуты я уже достиг своей цели и стал уходить от передовой. Вдруг слышу металлический звук — это у моего любимого самолета была перебита средняя стойка центроплана, а на лице у меня всюду кровь. Это было попадание разрывного малокалиберного снаряда или снайперской разрывной пули. Счастье моё было в том, что в эти минуты у меня на глазах были очки, которые защитили глаза. Стёкла очков были надколоты. Рядом были наши войска, там я произвёл посадку. Это было в апреле 1942 года. Я подошёл к луже с водой, умылся, заправил самолёт горючим и полетел доложить командованию о выполнении задания. Техники, осмотрев самолет, нашли более двух десятков пробоин…»

В августе 1942 года участвовал в боях при прорыве обороны противника на Ржевском направлении. 8 августа Ермакову было поручено особое задание. После того как Иван Иванович утром удачно слетал на разведку в тыл к немцам и вернулся с нужными сведениями, его вызвали на КП и дали срочное задание, которое имело стратегическое значение для наших войск, — вылететь одиночным экипажем и внезапно взорвать немецкое «хозяйство». Именно эту задачу доверили Ермакову, хотя многие имели гораздо больший опыт. Ему предстояло пролететь 500 километров по зоне, которая охранялась зенитной артиллерией и самолетами противника. Это было очень опасное задание, связанное с риском для жизни, и надежд на благополучное возвращение было очень мало. В случае, если бы самолет подбили, лётчик должен был врезаться в цель самолетом и тем самым пойти на верную смерть.

Иван Ермаков поднялся в небо, покачал крыльями и отправился в путь. В этот день немцам пришлось хорошо поработать. Буквально на каждом метре рвались зенитные снаряды. Но, когда до цели оставалось совсем чуть-чуть, Ермаков встретил наиболее усиленный зенитный огонь. Тогда капитан принял решение, что с ходу бомбить не стоит, а нужно уйти в сторону и с тыла взорвать объект. Немцы же решили, что летчик не заметил цели и пошёл на её поиски. Когда же Иван Иванович зашел к цели с тыла, то немцы были в панике: он застал их врасплох. Ермаков сбросил бомбу на цель, а его самолет, как пушинку, отбросило в сторону. В это время немцы открыли огонь из всех видов оружия, какое только у них было. Они пытались отмстить за то, что советский самолёт уничтожил подземное бензохранилище на том месте, где велись боевые действия.

Несмотря на страшный огонь, летчику удалось увести самолет, но по пути он встретил двух немецких истребителей и пришлось вступить в неравный бой. Одного фашиста удалось сбить, а другой ушел, но вскоре подоспели еще четыре истребителя! Вот здесь пришлось несладко Ермакову: нужно управлять самолетом и при этом сражаться с четырьмя истребителями, не выпуская каждого из поля зрения. По радио он запросил о помощи и вскоре ее получил. В этом неравном бою были сбиты еще два немецких самолета.

Ермаков получил в воздушном бою тяжелое ранение в правую руку, осколками снарядов был ранен в голову и подбородок. Сложно представить себе, как в таком состоянии можно управлять самолётом. Но об отступлении не было и речи. Превозмогая боль от ранений, истекая кровью и управляя самолётом только одной рукой, Ермаков смог выполнить боевое задание и привести самолёт на свой аэродром.

Как только Иван оправился от ранения, он успешно летал на штурмовку войск противника и образцово выполнял боевые задания командования.

Далее в боевом пути капитана Ермакова были ожесточенные сражения за Сталинград, бои за освобождение Белоруссии, Прибалтики, участие в разгроме немецкой группировки в Восточной Пруссии.

Уже к сентябрю 1944 года Ермаков совершил 120 успешных боевых вылетов, лично уничтожил 39 танков, 137 автомашин, 24 орудия зенитной артиллерии, 17 зенитно-пулемётных точек, 12 миномётов, 5 цистерн с горючим, 12 вагонов, 6 складов, до 500 солдат и офицеров противника. Отважный лётчик провёл 32 воздушных боя с истребителями и бомбардировщиками противника и лично уничтожил 1 и подбил 3 самолёта. Войну Иван Иванович закончил командиром штурмовой эскадрильи.

За образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях со страшной фашистской чумой был представлен к званию Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Также среди его наград три ордена Красного Знамени; орден Александра Невского; ордена Отечественной войны 1-й степени и 2-й степени; орден Красной Звезды; медали.

С 1946 года капитан Ермаков — в запасе. Жил в посёлке Капотня Московской области (с 1960 года — в черте города Москвы). Он смог вернуться в жизнь после войны, смог преодолеть все трудности, всю злобу и боль этого ада.

Скончался Иван Иванович Ермаков 18 июля 1976 года. Похоронен на Люблинском кладбище города Москвы.

Я испытываю большую гордость за то, что такой сильный и мужественный человек, как Иван Иванович Ермаков, родился на моей родной земле. Он – яркий пример мужества, уверенности, воплощения девиза «никогда не сдаваться». Ведь это большое чудо, когда люди после такого горя не переставали верить и надеяться, что однажды небо снова будет голубым и в сердцах  вновь будут жить спокойствие и любовь, а не вошедшие в привычку ужас и страх.

Все дальше уходят события Великой Отечественной войны, но подвиги, совершенные в то чудовищное время, не могут быть забыты. Много героических поступков было совершено за пять лет войны, но лишь немногие обрели свою славу: некоторые так и остались неизвестными, а герои – забытыми. Время многое стирает из памяти, но нельзя допустить того, чтобы известные нам героические поступки канули в Лету. Это наша великая история, и ее нужно уважать.

Наши прадеды отдали свою жизнь для защиты своего Отечества, открыв нам будущее. У каждого осталось много недосказанных слов, несделанных дел, больших планов… Люди отдали жизни за нас, за наше будущее, пожертвовав своим настоящим. Благодаря нашим героям, и известным, и неизвестным, мы живём, дышим, существуем. Благодаря им над нами голубое небо и яркое солнце.

Мы не должны забывать, мы обязаны помнить об этих великих подвигах. Всегда, вечно…

 

Номинация: Литературное творчество

Участник: Абдукадыров Александр 

МОУ Сараевская СОШ

Преподаватель: Агафонкина Марина Николаевна

Тема работы: “Живая сила”

Герои земли Рязанской… Кто они? Что означает слово «герой»? Для меня герой – это человек, совершивший сильный поступок, человек, способный рисковать жизнью ради блага других людей. Героизм можно проявить в разных ситуациях, а для некоторых профессий он даже является необходимым (спасатель, оперативник, пожарный просто не могут не быть героями). Но ярче всего, как мне кажется, героизм проявляется в военное время.

Многое пришлось вытерпеть рязанцам: это и татаро-монгольское нашествие (в исторических документах упоминается около 100 набегов на Рязанскую землю), и польско-литовская интервенция, и нападение Наполеона, и, конечно, Великая Отечественная война.

Мне сейчас 16 лет, и война для меня далёкое прошлое. Далёкое и всё же близкое. Об этой страшной для нашей страны войне я знаю из фильмов, книг, рассказов учителей, рассказов тех, кто воевал. Но их уже очень мало осталось. Ведь скоро будет уже 73 года нашей Великой Победе. А близкое потому, что мой дедушка, мамин папа, гвардии майор Елманов Николай Михайлович, защищал нашу Родину в годы Великой Отечественной войны.

Он окончил Рязанское Военно-пехотное училище. Воевал с первых дней войны на Юго-Западном, Воронежском, Ленинградском, Брянском и 2-ом Белорусском фронтах. Был помощником командира полка, помощником начальника штаба полка по разведке. Мы храним его боевые ордена и медали. Однажды, когда под его командованием солдаты вышибали немцев с занятой ими высотки, был дан приказ отступить. Но дедушка ослушался приказа, и  немцев разгромили, открыв дорогу для продвижения наших войск. Про дедушку писали в газете «Красная Звезда». За невыполнение приказа ему грозил военный трибунал, но эта маленькая победа была очень важной, и деда простили. Ему было всего 26 лет, когда закончилась война. Дедушка умер в 1985 году, немного не дожив до 40-летия Великой Победы.

Дедушкины братья также воевали. Трое из них не вернулись с войны. Двое пропали без вести, а третий, Елманов Виктор Михайлович, погиб в самом начале войны при форсировании реки Днепр. Днепр для него, как и для многих солдат, стал братской могилой.

Мой прадед, Елманов Михаил Петрович, рядовой, также воевал. Он награждён Орденом Славы. Был тяжело ранен.

Моя бабушка, Елманова Нина Степановна, мамина мама, хоть и не воевала, но трудилась в тылу. Когда началась война, ей было 15 лет. Жила она в посёлке Кадом Рязанской области, и ей пришлось копать окопы, так как немцы были неподалёку. А ещё она вязала носки и варежки, которые они с подругами отправляли  на фронт.

Моих близких по папиной линии также коснулась война. Бабушка, Абдукадырова Ида Васильевна, жила в городе Ленинграде, когда началась война. Во время блокады многих жителей эвакуировали. А бабушка со своей младшей сестрёнкой остались там, потому что их мама, а моя прабабушка, Зенькова Елена Ниловна, была майор медицинской службы и ей нельзя было покидать Ленинград. Она должна была лечить и спасать людей. Ей также приходилось подбирать и увозить мёртвых людей, которые умирали от голода или от бомбёжки прямо на улице. Помогала ей в этом и моя бабушка. Было очень голодно. Еды, которую они получали, не хватало. Надо было подкармливать маленькую сестрёнку, которой было 4 года. Бабушка видела страшные поступки, которые совершали обезумевшие от голода люди. Однажды бабушка не смогла подняться, она вся распухла от голода и наверно, умерла бы, если бы их не нашёл её папа, Зеньков Василий Афанасьевич. Он вывез их по « дороге жизни». Затем их  отправили туда, где не было немцев.

 Прадедушка, Василий Афанасьевич, был генерал-лейтенант медицинской службы, военный хирург. В годы войны начальник полевого госпиталя. Ему приходилось  в тяжелейших условиях спасать людей, делать очень сложные операции.

Обо всех моих близких мне рассказала моя мама. К счастью, почти все они вернулись с войны. Я очень ими горжусь. Мы бережно относимся к старым фотографиям, с которых на меня смотрят мои бабушки и дедушки, которых я так и не увидел, и чтим их память. Если вдруг случится так, что придётся защищать мою Родину – моим близким не будет за меня стыдно. Я успешно занимаюсь в спортивно-патриотическом клубе «Русичи», готовлюсь к службе в армии и, возможно, вслед за прадедушкой, дедушкой и дядей продолжу династию военных в нашей семье.

В Великой Отечественной войне, как и во многих других, жители Рязанской области всей своей душой и всеми своими силами отстаивали родину. Собрав всю мощь, рязанский народ упорно боролся за свою родную землю. Многие погибли, так и не познав настоящей жизни, многие были искалечены. Имена героев этой войны навсегда останутся в нашей памяти, а многих мы никогда так и не узнаем. Но можно решительно утверждать, что всех тех людей, которые знают, что такое настоящая война, можно уже считать героями. Потому что то, что наши соотечественники пережили, сделали для других в это страшное время, действительно пример огромной отваги и мужества. 

 А потом были локальные войны. И в них тоже рязанцы отличались и получали высшие награды. Многие – посмертно…

Сейчас у каждого человека свои определённые цели, мечты, переживания и стремления. Мы радуемся и злимся, трудимся, побеждаем, проигрываем. Но самое главное, уже так прочно вошедшее в повседневный лад, что мы перестали задумываться о смысле этого понятия, – мы живём. И казалось бы, не может быть иначе, но… Оказывается, может быть всё.

Когда начинается война, у народа не спрашивают: всё ли вы успели сделать? Добились своих целей? Готовы умирать? Это огромный страх, когда стремишься стать учителем или врачом, иметь детей и радоваться ветру, а у тебя отнимают всё, даже мечты. Но, несмотря на всё, находятся люди, способные отдать жизни за то, чтобы мы могли жить; способные пожертвовать мечтой, чтобы умели мечтать мы; способные потерять своё счастье, отдать свои жизни, чтобы у нас была возможность быть счастливыми, чтобы у нас была возможность жить. 

Рязанская земля много пролила слёз и крови, каждому человеку войны оставили раны, которые никогда не затянутся. Героев-рязанцев много, и мы должны помнить о них, уважать и чтить тех, кто сохранил мир для каждого из нас. Это люди, которые, несмотря на все боли и потери, смогли выстоять, выдержать. И если даже мы не помним их имён, то помним живую силу рязанского народа. Это дань уважения. Это вечная память.

 

Номинация: Литературное творчество

Участник: Дмитрий Кудряшов

«Хрущевская средняя школа» муниципального образования – Старожиловский муниципальный район Рязанской области

Тема работы:«Поющее сердце» Ивана Ильина

В наше время, когда истинные моральные ценности оказываются утраченными, необходимы ориентиры, которые помогут человеку сохранить  высшие качества. Своим нравственным маяком я считаю Ивана Александровича Ильина. Любовь этого человека к России можно назвать образцовой. Его всегда вдохновляла и воодушевляла родная земля. Иван Александрович много думал о своей стране и её будущем, посвятил ей множество трудов. Для Ильина трагедией оказался захват власти большевиками. Особенно болезненной для него стала высылка на знаменитом философском пароходе в 1922 году из тогда уже советской России.

Об Иване Александровиче Ильине я узнал, когда читал о своих знаменитых земляках. Оказалось, что в Больших Полянах Старожиловского района у Ильиных находилось имение.Я сам живу в совхозе имени Ленина, что в нескольких километрах от этого поселения. В Большие Поляны, где жили родители Ивана, он приехал, когда на втором курсе заболел бронхитом. В этом селе Ильин плотно занялся изучением «Истории древней философии» Вальденбанда и трудов древнегреческого философа Платона. Можно говорить о том, что именно в Больших Полянах определилась философская направленность мыслей Ильина. Благодаря своему труду во время болезни философ блестяще сдал экзамены, что определило его будущую деятельность.

Наследие этого философа очень велико. Будучи изгнанным из своей страны, он не прекращал свою деятельность, создавая всё новые и новые труды, полные откровений и пророчеств. Иван Александрович Ильин рассуждал о многом: о политике, о будущем своей Родины, о нравственности и религии. Одним из его самых интересных и глубокомысленных трудов я считаю «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний».

В этом произведении Ильин затрагивает, по моему мнению, очень  животрепещущие темы. Автор пишет о смысле человеческих страданий, о дружбе и ненависти, о вере. Особое внимание Ильин уделяет важности любви и уважения людей друг к другу. Философ считает, что без любви и цели в жизни человек не может оставаться морально полноценным,  что, только имея в своей душе высокие чувства, можно приблизиться к Богу. Я думаю, что это правильно, ведь невозможно творить добро, не неся в своём сердце любви и не имея высокой цели. Сейчас это особенно необходимо.  Многие люди живут, абсолютно не имея духовной цели в жизни, или просто стремясь к накопительству. Это вызывает неизбежное разложение моральных устоев личности и отвержение добра в попытках достичь бессмысленных и ненужных вещей. Без любви же невозможно искренно и бескорыстно совершать действительно добрые поступки, делая мир вокруг себя лучше.

Очень важным я считаю рассуждение Ильина о том, в чём состоит настоящая дружба и на каких основах она строится. Философ не верит в искренность обычной, «земной дружбы». Он пишет: «Конечно, люди и теперь нередко «нравятся» друг другу и «водятся» друг с другом… Но, Боже мой, как все это скудно, поверхностно и беспочвенно. Ведь это только означает, что им «приятно» и «забавно» совместное времяпрепровождение или же, что они умеют «угодить» друг другу». И действительно, как тогда, так и сейчас, дружбой ошибочно считают взаимовыгодные, корыстные отношения. Или, что ещё чаще, называют друзьями тех, с кем общаются лишь для веселья и утоления своей жажды лести. Иллюзорная дружба не основана на любви и духовной связи людей. Именно поэтому она недолговечна и, нередко, болезненна. Но как создать настоящую дружбу, и существует ли она? На этот вопрос Ильин находит ответ. Философ пишет: «На свете есть только одна-единственная сила, способная преодолеть одиночество человека; эта сила есть любовь. На свете есть только одна возможность выйти из жизненной пыли и противостать её вихрю; это есть духовная жизнь. И вот, истинная дружба есть духовная любовь, соединяющая людей».Действительно, без взаимной любви невозможно бескорыстное самопожертвование и искреннее желание помочь в трудной ситуации. Только любящий человек способен на такие высокие действия и чувства, а значит, и на настоящую дружбу.

Говоря о страданиях и сложностях, с которыми сопряжена наша судьба, Ильин не считает правильным желать жизни без проблем и затруднений. Он пишет: «Страданий нам не избежать. В этом наша судьба, и с нею мы должны примириться».  Философ уверен, что проблемы и тяжести нужны человеку, так как являются «стремящей силой» жизни людей, главными поводами для развития духовного и научного. Ильин пишет о пользе страданий так: «Лишения выковывают характер, по-суворовски воспитывают человека к победе, учат его самоуглублению и обещают ему открыть доступ к мудрости». Сейчас эта тема также очень важна. Многие люди часто жалуются на свою жизнь и на проблемы, не понимая, что, лишь пройдя через испытания, человек может закалиться и стать лучше. Попытки ослабить страдания естественны для любого живого существа, но нельзя стремиться к полному отсутствию трудностей и проблем, ведь без них личность ослабнет и деградирует. Поэтому страдания нужно встречать достойно и безропотно. Не менее важно выйти из сложной ситуации с честью, не сделав зла окружающим.

Ильин затрагивает также  важную тему справедливости. Философ считает, что мысль о естественном равенстве людей от рождения неверна. Он пишет: «Итак, справедливость совсем не требует равенства. Она требует предметно-обоснованного неравенства». Я согласен с этой мыслью. Люди обладают разными способностями и качествами, и, следовательно, должны иметь привилегии  в соответствии с личными свойствами. Ильин видит справедливость как «искусство неравенства». Философ считает, что достичь успеха в этом «искусстве» человек может лишь в том случае, если в нём есть «живая совесть» и «живая любовь».

Значительную часть произведения занимает описание природы.Ильин удивительно красочно посвящает нас в свои сложные и высокие чувства, которые он испытывает при созерцании. Его отношение к довольно обыденным предметам учит воспринимать простые вещи с новой, прекрасной стороны. Ильин показывает, что через маленькие чудеса окружающего мира можно познавать свою душу и заставить своё сердце «петь». Необходимо уловить и принять этот высокий метод восприятия философа, ведь в урагане событий современной жизни очень просто забыть о красоте окружающего мира. Проходя через тысячи и миллионы образов каждый день, мы теряем ту замечательную способность по-детски восторженно созерцать простые чудеса окружающего нас мира.В своей книге философ приводит множество примеров чистой, земной радости от  божественного мира, окружающего нас, объясняя читателям необходимость  чистого созерцания: «Однажды в детстве я увидел, как в солнечном луче играли и блаженствовали земные пылинки, – порхали и кружились, исчезали и вновь выплывали, темнели в тени и вновь загорались на солнце; и я понял, что солнце умеет беречь, украшать и радовать каждую пылинку, и моё сердце запело от радости…». Читая прекрасные откровения Ильина, осознаешь всю важность жизни человека в гармонии с природой, в восхищении созданным Богом миром.

«Пением» сердца Ильин называет выражение истинной любви ко всему окружающему миру и людям. Философ считает, что в человеке с «поющим», любящем сердцем, присутствует божественное. Он пишет: «Есть только одно истинное «счастье» на земле – пение человеческого сердца». Это справедливо потому, что, когда сердце человека «поёт», он постоянно излучает добро, творит и делает окружающий его мир лучше и светлее. Ильин подчёркивает, что «сердце поёт не от влюблённости, а от любви». Он считает, что «душа, страстно взволнованная и опьянённая, не поёт, а беспомощно вздыхает или стонет; она становится алчною и исключительною, требовательною и слепою, завистливою и ревнивою». Иван Ильин, обращаясь к людям с «поющим» сердцем, побуждает их действовать и активно влиять на окружающий мир: «А если нам сверх того даётся возможность в меру любви участвовать в событиях мира и воздействовать на них, то счастье нашей жизни может стать полным. Ибо поистине мы можем быть уверены, что в развитии этого мира ничто не проходит бесследно, ничто не теряется и не исчезает: ни одно слово, ни одна улыбка, ни один вздох… Кто хоть раз доставил другому радость сердца, тот улучшил тем самым весь мир; а кто умеет любить и радовать людей, тот становится художником жизни»

Ильина по праву можно считать философом с «поющим» сердцем. Его труды наполнены истинной любовью ко всему окружающему миру и заботой о нравственности будущих поколений. С работами Ильина следует познакомиться как молодым, так и зрелым людям. Хотелось бы, чтобы мысли этого замечательного человека распространялись всё шире и шире, ведь все его книги и статьи актуальны и в наши дни. Философские рассуждения и созерцательные описания Ильина в книге «поющее сердце» показывают, насколько талантливым и мудрым был этот человек.

 

Номинация: “Литературное творчество”

Участник: Чайникова Снежана

Филиал «Незнановская ОШ» МОУ «Пехлецкая СШ им. В.В.Соловова»

Тема работы: “Война”«О людях, что ушли не долюбив, не докурив последней папиросы»

1.Введение

История России – это, к сожалению, история войн, боль­ших и малых. Это потом, для истории, – поле Куликово, Бородино, Прохоровка… Для русского солдата – просто земля. И нужно вста­вать во весь рост и идти в атаку. И умирать… В чистом поле… Под небом России… Так русский человек выполнял испокон веков свой долг, так начинался его подвиг.

Величие бессмертного героического подвига нашего народа в Великой Отечественной войне, нетленная Память о понесенных жертвах и является главной причиной, заставляющей вновь и вновь вспоминать о тех, кто принимал участие в Великой Отечественной воне, а особенно о тех, кто не вернулся домой.

Каждый год девятого мая мы чтим память о наших земляках, вспоминая всех поименно. С нашего села не вернулись домой более трех сот человек.

Память о войне. Это Память народа, навечно врубленная в его историю, в его настоящее и будущее. Каждое имя – этому подтверждение.

Те испытаниях, которые выпали на долю нашего народа, и заставляют нас оценить все то, что принесла с собой война.

  1. Осколки памяти

Наше поколение еще учится в школе, все меньше ветеранов Великой отечественной войны становится и все громче звучит призыв «Не забывайте войну, помните о тех, кто даровал мирное небо над головой». Наши родители тоже молоды и не все слышали об этой трагедии с первых уст. Мы узнаем о войне с экранов телевизоров, книг, интернета. В школе тоже есть патриотическое воспитание, мы с удовольствием участвуем во всех мероприятиях и узнаем все больше о ней этой страшной войне и о тех, кто защищал нашу страну. Среди этих солдат, офицеров есть и наши земляки двое из них Герои Советского союза Синицын Александр Павлович и Зайцев Дмитрий Михайлович. Зайцев прошел всю войну и вернулся живым домой. Александр погиб в 1944 году. В советское время пионерская организация в нашей школе называлась его именем. Потом все переименовалось и про это все забыли. Но призыв все звучит «Не забывайте, не забывайте». В нашем краеведческом уголке «Окно в историю» я обратила внимание на папку с надписью: «Синицын Александр Павлович – Герой Советского союза пал смертью храбрых», в ней много документов присланных Тужиковой Анастасией Георгиевной, в своем письме она пишет: «Хотелось бы, чтобы новое поколение с. Незнаново знало о прошлом своей малой Родины», и я заинтересовалась ими. И я хочу рассказать о Герое Советского союза Синицыне Александре Павловиче своем земляке.

Двадцать первого июня тысяча девятьсот двадцать второго года в селе Незнаново, Короблинского района, Рязанской области в крестьянской семье родился будущий Герой Советского союза Синицын Александр Павлович. Никто еще не знал, что через девятнадцать лет начнется самая кровопролитная и ожесточённая война. На то время в семье их уже трое братьев. Все ушли на фронт. Никто не вернулся.

Страшные картины войны заставляют содрогнуться. Люди, только недавно наблюдавшие восход солнца, теперь неподвластны законам жизни. Их нет.

Саша в восемь лет уехал из села, учился и закончил Медынскую школу тогда Смоленской области, и успешно начал свою трудовую деятельность фрезеровщиком.

Но не забывал свою родину, регулярно он навещал своих родственников, живущих в селе Незнаново. В один из вечеров он встретил свою подругу, с которой он когда-то бегал босиком на речку Анастасию Тужикову. Девушка уже заканчивала школу и мечтала стать учителем. У них завязалась дружба, которая переросла в прекрасные чувства.

В 1941 году, как и все, которым было тогда по шестнадцать, восемнадцать, двадцать лет призваны в ряды Красной Армии. Провожала его мама, Настя была далеко, но до самой его смерти несла вою любовь.

В действующую Армию Александр попал в июле тысяча девятьсот сорок второго года. И служил в составе третьей мотострелковой бригады, третьего танкового корпуса, шестьдесят первой армии Западного фронта. В этом составе получил первый боевой опыт в боях на белёвском направлении.

В сентябре тысяча девятьсот сорок второго года бригада была переформирована в третью механизированную и была включена в третий механизированный корпус двадцать второй армии Калининского фронта, где участвовала в боях в районе Ржева (Тверская область). С марта тысяча девятьсот сорок третьего года – в составе первой танковой армии Воронежского фронта, участвовал в Курской битве, в Белгородско – Харьковской операции. За героизм в этих боях в октябре тысяча девятьсот сорок третьего года бригада преобразована в двадцатую гвардейскую механизированную бригаду, а корпус получил наименование восьмого гвардейского механизированного. 

Конечно в жизни Саши в эти суровые дни вплетается любовь та самая, которой едва – едва могли прикоснуться, а может и нет его губы. Читая письма, которые Саша пишет своей возлюбленной Анастасии, сердце щемит. Идут бои, и ты не слышишь и не видишь знаешь лишь одно «Вперед на врага!», а внутри напряжение «Я не должен погибнуть только не сейчас, я обязательно ее увижу» и в голове звучит ее голос, а в глазах стоит ее образ.

«Привет с Украины.  28.10 43.

Здравствуй дорогая и любимая девушка!

Письмо твоё я получил, за которое очень благодарю тебя. Распечатав его, я нашел, там самое дорогое для меня фото. Нет того, что могло быть дороже для меня, чем твоё фото. Оно напоминает мне те радостные дни, которые провел я с тобой.

…Поверь дорогая, можно полюбить человека, хотя и встреча с ним была короткая. Ты еще в то время покорила мое молодое сердце, а сейчас твой образ впал так глубоко, что никто, никогда, не достанет его оттуда. Настенька твоё фото, которое я получил, действительно, будет щитом для моего сердца и в то же время будет звать меня в перед на разгром. И я его буду хранить до тех пор, пока вражеская пуля не пробьёт моего молодого сердца и не обольёт фото молодой горячей кровью, и я буду любить тебя и не забуду никогда.

С приветом твой друг Александр.»

 

С двадцать четвертого декабря тысяча девятьсот сорок третьего года по двадцать восьмое января тысяча девятьсот сорок четвертого года в составе первого Украинского фронта Александр участвует в Житомирско – Бердической наступательной операции. Первая танковая армия вводится в прорыв и развивает наступление, освобождает города Казатин, Бердичев, форсирует реку Южный Буг и выходит к Виннице и Жмеринке. В течение десяти суток ведутся тяжелые бои по отражению контрударов противника из районов восточнее Винницы и северо – западнее Умани. В этих боях Александр получает орден Красной звезды.

В наградном листе написано: «В боях за д. Чернорудка Вчерайшанского района Житомирской области тов. Синицын А.П. первый ворвался в деревню и бою уничтожил 10 немецких солдат 27.12.43 г. В районе д. Харлеевка Вчерайшанского района Житомирской области тов. Синицын врезался в колонну противника на бронетранспортере и захватил пленного немецкого солдата. Достоин награждения орденом «Красная звезда» Командир 3 О.Р.Р. гвардии ст. сержант Баранов. Далее «За мужество и отвагу, проявленную в бою немецкими захватчиками гвардии старшего сержанта Синицына Александра Павловича, НАГРАЖДАЮ: орденом «Красная звезда» командир 20-й гвард. кразн. мехбригады Бабаджанян и дата 1.01.44 г.»

        «Приказ от 14 января 1944 г.

       От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР, за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество.

Орденом «Красная звезда», награждены двадцать шесть человек, в том числе и гвардии старший сержант Синицын Александр Павлович командир бронетранспортеров отдельной разведывательной роты.»

Чувство ответственности, патриотизма помогало им преодолеть все испытания, которые выпали на их долю. Вера в победу над противником, любовь к Родине, желание вернуться в отчий дом, помогали выжить им в военное время. А еще любовь и поддержка любимых. Порой удивляешься, как в такое трудное время доходила почта. Ведь они находились так далеко друг от друга, а письма получали все, кто работал в тылу на благо победы и тех, кто воевал.

«Здравствуй Настенька! 4.01.44

Разреши передать свой боевой привет и массу наилучших пожеланий в твоей жизни. Письмо твоё от 5.12.43 я получил, за которой большое спасибо и на которое спешу ответить.

Сейчас у нас горячая работа, гоним немца на запад. Сейчас пока отдыхаем. Настя, как хорошо, когда первым входишь в село и жители тебя встречают со слезами радости, ведь они не видали Красную армию около трех лет.

… Вот когда-то уже действительно будет радость, которую трудно будет описать. Не знаю, ка ты, но я и рассчитываю на такую встречу, но это только мечты, которые расходятся как туман. Но придет время, когда действа не будут на бумаге, а перейдут из уст в уста. Правда ведь? Правда эти мечты могут и не исполнятся, потому, что смерть ждет на каждом шагу, а если убьют тогда мне ничего не надо, а ты, дорогая, найдешь другого друга жизни.

Пару слов о погоде, не знаю, как у вас, а здесь каждый день идет дождь и морозов нет.

С приветом твой любящий друг. Александр.»

В боях было немало памятных и драматических эпизодов, когда до смерти бывает, как говориться – «рукой подать». Следующее письмо Александра было короткое и без оптимизма.

«Здравствуй Настя! 4.2.44

Спешу передать тебе привет и много наилучших пожеланий в твоей молодой жизни. Письмо твоё я получил, за которой большое спасибо.

… Настя, насчет меня ты меньше всего беспокойся, потому, что я нахожусь на фронте и меня может убить и твои беспокойства будут напрасны, а еще хуже если буду инвалидом отечественной войны и буду никому не нуден. Так, что Настя беспокой лучше после войны.

С приветом и поцелуем любящий друг Александр.»

В марте тысяча девятьсот сорок четвертого года началась Проскуровско –Черновитская наступательная операция. В ней вновь проявил героизм, исполняющий обязанности командира взвода отдельной разведывательной роты гвардии старший сержант Синицын. 
        Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1944 года за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, гвардии старшему сержанту Синицыну Александру Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 2415). 
В наградном листе написано:

«Гвардии старший сержант Синицын А.П. будучи старшим группы разведчиков в 5 чел. 22.3.44 г. В д. Сухостав Копчинсого района Тарнопольской области разгромил обоз из 40 подвод и лично уничтожил 29 немецких солдат и 6 немецких солдат взял в плен.

23.3.44 г. по дороге на Залещики лично гранатой подорвал 3 автомобиля и уничтожил 11 немецких солдат и 3-х солдат взял в плен.

24.3.44 г. г. Залещики Тарнопольской области со своей группой в 4 чел. Первый ворвался в город, лично гранатой подорвал 3 автомашины, уничтожил 15 немецких солдат и 1 захвачен в плен.

 24.3.44 г. первый переправился на пустой бочке на правый берег реки Днестр в р-не г. Залещики под сильны пулемётным огнём и бомбёжкой с воздуха и продолжая выполнять задачу с прорвавшейся группой разведчиков 7 чел. Разгромил Румынский обоз из27 подвод и лично уничтожил 8 Румынских солдат и 2-х захватил в плен, захватил автомашину и 3 повозки. Занял плоцдарм на правом берегу, чем обеспечил переправу остального личного состава без потерь.

За мужество и героизм проявленные в боях с немецкими захватчиками гвардии старший сержант Синицын Александр Павлович представляется к званию «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА»

Командир 3-й раз. роты гвардии младший лейтенант Устименко

За мужество и отвагу, проявленные в бою с немецкими захватчиками гвардии старший сержант Синицын Александр Павлович достоин присвоения звания «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА»

командир 20-й гвард. кразн. мехбригады Бабаджанян 29 марта 44 г.

    Достоин правительственной награды присвоения звания Героя Советского Союза.

     Командир 8 гвардейского механизированного корпуса гвардии генерал майор Дремов. 2 апреля 44 г.

        ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВОЕННОГО СОВЕТА

Достоин присвоения звания ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

       Командующий войсками 1-й ТА гвардии генерал – лейтенант Катуков.

       Член военного совета 1-й ТА генерал – майор Попель. 5 апреля 44 г.

Заключение командующего БТ и МФ фронта

Достоин правительственной награды присвоения звания Герой Советского Союза.

Командующий БТ и МФ 1-го Украинского фронта генерал – лейтенант Новиков Т.В. 12 апреля 44 г.

     Присвоение звания Герой Советского Союза с вручение ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

      Указ Верховного Совета Союза ССР от 26.04.44 г.»

Об этом подвиге много написано.

Вот статья гвардии капитана И. Красюка в рукописной книге «Боевой путь первой гвардейской танковой армии и её герои» том четвертый.

«АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ СИНИЦЫН

Наши танки и пехота стремительно наступали. По размякшим дорогам, через низменности, леса и возвышенности гвардейцы шли на врага, обходили селе и местечки, врывались в них с той стороны, откуда противник собирался отступать и уничтожали его, очищали родную землю от фашистских захватчиков.

Впереди наступающих шли разведчики. Среди них действовала группа наших разведчиков под командованием комсомольца гвардии старшего сержанта Александра Синицына.

Александр Синицын успевал разведывать дорогу наступления, обеспечивать свои части данными о том, что их ожидает там, где еще сидит фашистский зверь.

Разведчики не просто двигались по пути отступающего противника, а действовали активно и дерзко. Под командой Александра Синицына они выходили на коммуникации немцев, перехватывали пути отхода, громили вражеский транспорт. Редкий день они возвращались без «языка».

… Разведчики приближались к одной деревне. Наблюдением и опросом они установили, что немцы приготовились к отступлению. Гвардеец Синицын повел свою группу в обход. Окольными путями он вышел на шоссейную дорогу, которая уходила на запад. Здесь разведчики устроили засаду.

Вскоре на дороге показался длинный обоз. Застрочили советские автоматы, обливая фрицев градом пуль. Немцы нигде не находили спасения. Сорок повозок с боевым имуществом и много немцев осталось на дороге уничтоженными. Сам Синицын истребил 30 захватчиков и 6 взял в плен.

Подразделение подходило к Днестру. Разведчики были уже здесь. Синицын в ближайшем селе взял деревянную бочку. Спустил ее на воду, сам лег на бочку и под огнем немцев поплыл на вражеский берег. За ним плыли и его бойцы – кто на чем мог – на досках, бревнах, наскоро сколоченных плотах.

Маленькая группа смельчаков первой вступила на землю правобережья. По высокому, каменистому склону гвардейцы поднялись наверх и завязали бой с заслоном противника. В жестокой схватке они уничтожили десятки гитлеровцев, а уцелевших отбросили от реки.

Пока разведчики вели бой, пехота и артиллеристы переправились через реку, высадились на отвоеванном плацдарме и также пошли в наступление. Синицын по-прежнему был впереди наступающих.

Имя молодого отважного солдата из села Незнаново, Рязанской области стало известно всей нашей стране. Его подвиг Родина высоко оценила. Александру Синицыну присвоено звание Героя Советского Союза.»

А в книге «Наступала броня» Героя Советского Союза Ивана Федоровича Дрёмова написано так.

«24 марта группа разведчиков старшего сержанта Синицына незаметно подобралась к Днестру в районе села Залещики. Прихватив на окраине села зазевавшегося румынского офицера, который дал весьма ценные сведения о своих и немецких войсках, бойцы, не мешкая, переправились на лодке на противоположный берег. Захватив небольшой плацдарм, смельчаки вступили в бой с противником. Несколько раз пытались гитлеровцы сбросить горстку отважных в Днестр, но под яростным огнем откатывались назад. Плацдарм был удержан до подхода основных сил бригады.

В книге Гарина Ф.А. «Цветы на танках» в главе восемь «У подножья Карпат»

Подвиг описан так.

Я приехал в 20-ю гвардейскую мехбригаду, которой командовал Бабаджанян.
…Бригада, продвигаясь вперед, наткнулась на фашистскую часть. Бабаджанову донесли. Я смотрел на него и думал: «Какое ты примешь решение? Неужели скажешь: наступать — и никаких гвоздей!» Он взглянул на карту и сказал, как бы самому себе, но окружавшее услышали его:

— Потери мне не нужны. Людей надо беречь. Значит, так: если я начну бой с фашистами, то могу задержаться, и тогда задача не будет вовремя выполнена и фланг бригады Горелова останется без прикрытия. На это я не пойду.
И отдал приказ: в лоб не бить, а бесшумно — насколько это возможно — обойти противника с обеих сторон, окружить его и открыть по нему огонь.

…Комкор Дремов торопил бригады. Впереди еще Тлусте Място, Товсте, Устечко, Залещики и, наконец, Днестр.
К Устечку устремились те же бригады, а Бабаджаняну было приказано идти на Залещики.
Предвесенье в разгаре. Поют соловьи. Солнце ласково греет. Днестр разлился, располнел от воды, а вокруг, насколько глаз мог охватить, высокие горы с белыми шапками: не то снег, не то меловые отложения.
Змеей петляет здесь Днестр: то он убегает на юг, то поднимается на север. Залещики он сковал подковой — куда ни глянешь — повсюду вода.

– Залещики мы возьмем, — сказал Бабаджанян уверенно, — но важно с ходу переправиться через Днестр. Этим самым мы создадим хотя бы маленький плацдарм на южном берегу реки. Тогда Бойко со своей танковой бригадой выйдет на этот плацдарм и ворвется в Черновцы. Таков план командования. — Кому поручить форсирование? — спросили штабные работники.

— Только добровольцам, — ответил Бабаджанян.
Форсирование реки представляло красочную картину.

Жаль поблизости не было ни одного фотокорреспондента, чтобы запечатлеть это зрелище. От берега отчалили не лодки, не паром, не пароход, давший сигнальный гудок… Старший сержант Александр Павлович Синицын где-то раздобыл пустую бочку, забив оба днища, спустил на воду, уселся на нее верхом и, гребя двумя досочками, поплыл с автоматом на шее. За ним на плохо сколоченных бревнах двинулись младший лейтенант Степан Яковлевич Устименко, старший сержант Василий Григорьевич Кочеров и Иван Хрисанфович Календюк. Все они уроженцы разных мест: Синицын из Медыни, Устименко из Киевской области, а Кочеров — Пензенской. Каждую минуту бочка и бревна могли перевернуться и течение понесло бы смельчаков в ледяной заверти, но никто из них над этим не задумывался. Раз надо переплыть, так надо! И переплыли. И тут же открыли огонь по врагу из автоматов. Фашисты побежали в сторону реки Прут. Население Залещиков не столько велико, но все жители покинули дома и столпились у Днестра. Принесли топоры, канаты, проволоку, стали крепить плоты…
           Так встретил 8-й гвардейский мехкорпус предвесенье на Днестре.
Правительство воздало освободителям города почести: 20-я гвардейская мехбригада получила наименование «Залещицкой», 8-й корпус «Прикарпатского», а Бабаджаняну, Календюку, Устименко, Кочерову и Синицыну присвоили звание Героя Советского Союза.»
           Еще много книг где описывается подвиг у села Залещики.

 Саша конечно же не забывает и о своей возлюбленной пишет ей письмо, в которое вкладывает вырезку из газеты о присвоении звания.

«Здравствуй Настенька! 14.5.44

С крепким приветом и крепким поцелуем к тебе твой друг Саша. Настя ты писала, что ждешь моих писем, скучаешь и волнуешься вернее беспокоишься за мою жизнь.

… Когда находишься на передовой, то скучать времени нет даже получишь письмо, и оно лежит в кармане по неделе без ответа, лишь только посмотришь на любимы образ. Настя я от тебя нахожусь очень далеко, но мне обещали отпуск, а сейчас что-то опять замяли. Вот если бы отпустили, то я бы обязательно заехал к тебе, и мы встретились бы как лучшие друзья. Пока все. С приветом и крепким поцелуем твой друг Саша.

Настя! В этом письме посылаю указ Президиума Верховного Совета. Напечатанный в газете о награждении меня и моих товарищей»

В дальнейшем Синицыну было присвоено звание младшего лейтенанта, и он был назначен на должность командира взвода.

 В минуты затишья Александр размышляет о будущем: «А как же Настя? Если останется жив, захочет ли она в дальнейшем связать с ним жизнь, ведь жизнь офицера сложна». Об этом он пишет в своем последнем письме к Насти за семнадцать дней до смерти.

«Здравствуй Настенька!

Привет тебе мой друг!

Письмо твоё я получил, за которой большое спасибо. Настенька, я знаю, что тебе хочется встретится не меньше чем мне. Конечно встретиться мы можем и встретимся обязательно только когда, но и то не вопрос. А дело вот в чем, мне присвоено звание мл. лейтенант. А это, это значит, ты сама должна понимать. Это значит, что теперь всю жизнь в Армии. А за военного выйти за муж это значит, ездить с ним с одного места на другое. Ведь не всякая девушка захочет жить с военным. Твое мнение я не знаю, по-моему, оно будет отрицательным. Короче говоря, в следующем письме ты об этом напиши. Настенька, еще я тебя прошу не обижайся на меня, если будут реже идти письма. Я уже тебе писал раньше, что в бою не всегда есть свободное время. А время походит к этому.

Очень и очень благодарю тебя за твои пожелания в моей дальнейшей жизни.

Пока все до скорой и радостной встречи. С горячим приветом и крепким поцелуем. Саша»

А бои все продолжались и  до встречи, той горячей встречи оставалось совсем не много – до победы оставалось двести девяносто два дня.  

Младший лейтенант Синицын Александр Павлович летом участвовал в Львовско – Сандомирской операции. Двадцать первого июля оборвалась жизнь нашего героя. Он был похоронен в деревне Воля-Буховска (12 километров северо-западнее города Ярослав, Польша). 

Об этом не где не написано только Настя получила письмо от командира части.

          Письмо командира части о гибели Саши к Анастасии.

«Привет с фронта в Незнаново от ком. части 11.08.44

Дорогая Настя! Возможно я вас своим письмом огорчу и принесу на сердце боль, но я это обязан сделать. Я хорошо знаю, что значит товарищи – друзья и последствия на дальнейшую жизнь. Александр Павлович – мой боевой товарищ и друг по оружию. Знаем друг друга с декабря 1942 года. Вместе совершали боевые дела и не раз выручали друг друга. Настенька возможно вас волнует его долгое молчание на ваши письма, то разрешите со скорбью сообщить от все офицеров, сержантов и рядовых части к вам, что (Синицын Александр Павлович погиб смертью храбрых за освобождение советской Родины и бедующее Великого Нашего Народа. Это было в жаркий июльский день, когда шел бой за один важнейший водный рубеж. Саша, получая задачу, выполнял ее с честью. Но в не равный бой его ранят. Он не оставляет боя и продолжает уничтожать двуногих зверев и бой продолжался еще с большим упорством. Ряды нашей бойцов редели бой становился не равным. А противник все напирал. Наши гвардейцы удар выдержали до подхода частей. А Саша получил еще ранение в грудь где и перестало биться молодое сердце – офицера Героя.

За смерть Саши бойцы отомстили и дали клятву мстить проклятому врагу где только встретятся с ним. Саша погиб. Но традиции и боевые дела его страна знает и в сердцах наших бойцов останется вечно. Настенька война, война.

До свидания. Герой Советского Союза Устименко Степан»

Александр Синицын за бои награждён орденами Ленина, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды. 

Настя закончила Сапожковский педагогическое училище. В Незнановской школе проработала шесть лет. Вышла замуж за военного, своего земляка Нистратова А.Г. и с ним уехала в Белгородскую область, где муж проходил службу. С тысяча девятьсот пятьдесят третьего года жила в городе Ростов – на – Дону. Сорок пять лет она проработала учителем начальных классов и никогда не забывала свою первую любовь Сашу Синицына.

3.Заключение

        Я хочу, что бы события Великой Отечественной войны не забылись. Остались в памяти имена погибших солдат. Победа складывается из подвига тех, кем усеяно поле боя. Это они, которые не сумели вернуться, заслонили Родину, закрыли грудью.                                                                                                                                                                                                                           

Весь под ногами шар
Земной.
Живу. Дышу. Пою.
Но в памяти всегда со мной
Погибшие в бою.
Пусть всех имен не назову,
Нет кровнее родни.
Не потому ли я живу,
Что умерли они?
                         С.Щипачев

Сотни тысяч страниц книг посвящено героям и простым людям, которым пришлось пережить это время, но как мало мы знаем о своих близких и наших земляках. Давайте будем больше узнавать и не забывать их имена. Ведь они ушли не долюбив, не докурив последней папиросы. Хочется верить, что мы окажемся достойными их потомками. Будем также любить свою Родину. Даже в тяжёлые годы войны, несмотря на все трудности, любящие сердца сохранили верность друг другу. Очень жаль, что война оборвала миллионы жизней, перечеркнула счастливое будущее многих любящих сердец.

  1. Библиографический список

1.Гарин Ф.А. «Цветы на танках», Москва «Советская Россия» 1973 г.

2.Дремов И.Ф. “Наступала грозная броня”, Киев, 1981 г.

3.Книга памяти 1941-1945. Рязанская область

Интернет – ресурсы

4.Боевой путь Первой гвардейской танковой армии и её герои.
Том 4. Днестровско-Прикарпатская операция

Под общей редакцией Н.К.Попель, М.А. Шалин, А.Г. Журавлев, П.Л. Павловцев

http://ta-1g.narod.ru/mem/smolensk/b_4/b4_126.html

5.Богатыри земли Рязанской  – http://info.rounb.ru/elbibl/el_res/bogatiri/GeroiSS/SinitsynAP.html

6.Герои страны – http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=13914

7.Мемориал – https://obd-memorial.ru/html/

8.Победа 1945 – http://www.pobeda1945.su/frontovik/45140

9.Подвиг народа – http://podvignaroda.ru

 

 

Номинация: “Визуальное искусство”

Участник: Саликов Сергей Алексеевич (26.11.1998);
Рязанская область, Кораблинский р-н, г. Кораблино;
Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования Кораблинский районный Дом детского творчества;
Тема: Великие Рязанцы;
Название работы: Василий Головнин


 

Номинация “Изобразительное искусство”

МБУ ДО “Сапожковская ДШИ”

Участник: Кожина Ангелина

Преподаватель: Дрокина Елена Владимировна

Название работы: “Вечерний свет”

Номинация “Изобразительное искусство”

МБУ ДО “Сапожковская ДШИ”

Участник: Першина Ольга

Преподаватель: Дрокина Елена Владимировна

Название работы: “Ёжик в тумане”

Номинация “Изобразительное искусство”

МБУ ДО “Сапожковская ДШИ”

Участник: Уракова Татьяна

Преподаватель: Дрокина Елена Владимировна

Название работы: “Семейный архив”

Номинация “Изобразительное искусство”

МБУ ДО “Сапожковская ДШИ”

Участник: Дрокин Иоанн

Преподаватель: Дрокина Елена Владимировна

Название работы: Иллюстрация к к/ф ” Андрей Рублёв”

Номинация “Изобразительное искусство”

МБУ ДО “Сапожковская ДШИ”

Участник: Дрокин Иоанн

Преподаватель: Дрокина Елена Владимировна

Название работы: “Иваново детство”

Номинация “Изобразительное искусство”

МБУ ДО “Сапожковская ДШИ”

Участник: Дрокин Иоанн

Преподаватель: Дрокина Елена Владимировна

Название работы:  “Иваново детство – лучший фильм о войне  –  Разговор деда с внуками”

Номинация “Изобразительное искусство”

МБУ ДО “Сапожковская ДШИ”

Участник: Дрокин Иоанн

Преподаватель: Дрокина Елена Владимировна

Название работы: “Воспоминания”

Номинация “Изобразительное искусство”

МБУ ДО “Сапожковская ДШИ”

Участник: Земскова Стелла

Преподаватель: Дрокина Елена Владимировна

Название работы: “А теперь прибывают сии три: вера,надежда , любовь, но любовь в них больше” – Феи леса

Номинация “Изобразительное искусство”

МБУ ДО “Сапожковская ДШИ”

Участник: Чудакова Лиза

Преподаватель: Дрокина Елена Владимировна

Название работы: “Яблоки”

Номинация “Изобразительное искусство”

МБУ ДО “Сапожковская ДШИ”

Участник: Чернова Дарья

Преподаватель: Дрокина Елена Владимировна

Название работы: “Сказание о Петре и Февронии”

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Нешанова Ангелина

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: ” Вхожу в твои ночные сновидения и отражаюсь в зеркале твоём….” Арсений Тарковский

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Нешанова Ангелина

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: ” Собиратель снов” Андрей Тарковский

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Нешанова Ангелина

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: “Константин Паустовский,открывший нам эту обыкновенную землю, Мещёру”

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Ершова Анастатсия

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: “Блажен, кто истину искал” Иоанн Дамаскин

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Ершова Анастасия

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: Рождение искусства”

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Ершова Анастасия

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: “Балерина”

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Ершова Анастасия

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: ” Мой край задумчивый и нежный”( на берегу моей реки Ранова)

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Ершова Анастасия

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: “Голос поколения”

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Ершова Анастасия

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: “Между жизнью и смертью…”

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Нешанов Игорь

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: ” Жестокий век, жестокие сердца”

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Нешанов Игорь

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: “Да хранит Бог мою вторую родину, которую я люблю всем сердцем” Мариус Петипа

Номинация:”Изобразительное искусство”

Участник: Нешанов Игорь

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: “Бессмертие гения. Николо Паганини”

Номинация: Изобразительное искусство

Участник: Нешанов Игорь

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: ” На земле ,мне близкой и любимой, Эту жизнь за всё благодарю”

Номинация: Изобразительное искусство

Участник: Нешанов Игорь

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: ” Апокалипсис 1918 года”( к 100-летию расстрела царской семьи)

Номинация: Изобразительное искусство

Участник: Нешанов Игорь

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: ” Жертвоприношение творчеству” Андрей Тарковский

Номинация: Изобразительное искусство

Участник: Нешанова Евгения

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: “Как бабочка ,я на костёр лечу И огненность целую” (Есенин, Тарковский)

Номинация: Изобразительное искусство

Участник: Нешанова Евгения

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы:”Зеркало сцены” Рязанский театральный фестиваль

Номинация: Изобразительное искусство

Участник: Нешанова Евгения

Преподаватель: Илюхина Любовь Авенировна

Название работы: ” Свидание с Мещёрой”

Номинация: Изобразительное искусство

Участник: Ивлева Виктория

Преподаватель: Камынинин Олег Николаевич

Название работы: “И тронуть веки синевой вселенной К тебе сирень тянулась со ствола”  – Арсений Тарковский

Номинация: Изобразительное искусство

Участник: Нурманбетова Елена

Преподаватель: Камынинин Олег Николаевич

Название работы: “Ты одна мне помощь и отрада ,ты одна мне несказанный свет”

Номинация: Изобразительное искусство

Участник: Угличина Дарья

Преподаватель: Камынинина Ирина Ивановна

Название работы: ” Памяти М. Петипа” ( сцена из балета Золушка”)

Номинация: Изобразительное искусство

Участник: Ховёлова Светлана

Преподаватель: Конотопенко Любовь Ивановна

Название работы: ” Памяти М. Петипа” ( сцена из балета Золушка”)

 IV Областной открытый Интернет-конкурс “Океан Солярис – острова памяти”

Номинация: Композиторское искусство

Участник: Пимахин Андрей Александрович, г. Рязань

Дата рождения: 25.05.2001

Преподаватель: Платонов Виктор Алексеевич

Название работы: “Космос”, аудиофайл в формате mp3, ноты в формате bmp (2 страницы)

Номинация “Изобразительное искусство”

 

Название работы: “Древний Египет- время земное, время небесное”

Техника исполнения: Декоративноприкладное искусство

Участник: Андрей Корнеев

 

 

Номинация ” Литературное творчество”

Название работы: Я – живой!

Участник: Елизавета Андронова

Возраст:13 лет

ОГБОУ “ЦОДТ”

Я – живой!

  Семья довольно долго оплакивала мою смерть. И страшнее моей смерти уже ничего для них не было. Но как-то раз за обедом… Уже весна настала. Был чудесный май, когда я наконец-то приехал домой. Меня не ждали. А может, ждали, потому что хотели ждать.
Я посмотрел в окно. И увидел, как все сидящие за столом остолбенели. Галя, уже подросшая дочка, каким-то чудом узнала меня, со всех ног кинулась обниматься.
Я жив. И всегда был. Документы нашли в том поезде. А родным послали похоронку. Мои же письма почему-то пропали, хотя прошло почти полгода.  Все бросились меня обнимать и плакать.
Война. 1944 год.  Я пока что умудрился остаться живым и ехал на побывку домой. На целых три дня.  Всё было как обычно. Как на войне. Или как в военное время. За окном ещё взрываются бомбы, и в ушах, кажется, навсегда застрял горький плач.
Ну всё равно победа близка, в это верят все. Мы отвоюем. Мы победим. И я вернусь скорее домой к своей жене и  Галинке, ей уже пять лет. На совсем.
В вагоне было довольно тесно. Он переполнен ранеными и солдатами.
Кто-то пел песни под гитару, а кто-то, как я, мирно подрёмывал.
– Эх, хорошо… – вдруг заговорил мой попутчик, – скоро в Рязань приедем, родных увижу… А у меня уже сынок подрастает, ух, богатырь какой, всех защитит.
– А у меня девочка, маленькая, да ещё как улыбается. Вырастет, будет красавица!
Поезд медленно начал останавливаться, кажется, это остановка на 10 минут.
– Я пойду себе кипяточку плесну на станции, пойдёшь? – сказал я соседу.
– Да нет, у меня нога ещё болит.
Я выскочил налегке, оставив в поезде добротный новенький тулуп и китель с документами. И вообще – всё. От радости, что скоро своих увижу, разгорячился и выскочил в одной гимнастёрке.
Поезд протащился далековато от станции. Проводница сказала – может,
простоим долго. Впереди авария. И я, не спеша, пошёл к станции. В руках моих болтался котелок.
– Девушка, а не подскажите – где тут кипяточком  разживиться?
– Да вон там, в столовке.
Я направился лёгким шагом к небольшому зданию с вывеской «Столовая». Внутри были маленькие столики и огромный стол для выдачи блюд.
– Есть кто? Я Семёна ищу, – смелым басом сказал я, помня советы проводницы – Мне бы кипяточку налить.
В зале сидело несколько солдат, и один из них повернулся ко мне.
– Да, это я Семён.
Он пожал мне руку, и скрылся внутри служебного помещения. Вернулся Сёма с огромным ведёрным чайником, который исходил паром. Я выбежал посмотреть свой поезд, он мирно стоял, а на платформе слонялись пассажиры. «Можно и перекусить», – подумал я и попросил щи. Тот же Семён принёс мне алюминиевую миску полную аппетитного варева.
– Вот держи. Только поаккуратней.
Я хлебал горячие щи и чувствовал скорый дом и своих родных, как будто они уже где-то рядом.
–  Куда путь держишь?
– Да в Рязань я, к семье еду, разрешили повидаться, а потом опять на службу.
Я хлебал щи и думал о доме.
– Ну ладно, спасибо, Семён, мне пора, а то поезд уедет.
– Удачи!
Я вышел на улицу, там уже довольно похолодало.
Вдруг слышу крики:
– Помогите, спасите, помогите!
Кричала женщина. Я побежал на крик. Это было совсем недалеко от вокзала. У женщины отнимали рваную сумку, наверное, она разорвалась только что, и из неё выпала булка. Мужчина, весь в лохмотьях, вырвал у бедной девушки из рук сумку и скрылся из виду. Я был полон злости: как в такое время можно воровать и драться, если кругом гибнут люди?
Положив на камень котелок, я набрал необходимую скорость и ринулся в переулок за этим гадом. Бежал он споро, но я не отставал. Только попадись мне, и тебе не жить.
Вдруг откуда-то появились самолёты. Вначале послышался гул, а уж потом я увидел свастику. Они летели прямо на наш состав, и я стал свидетелем этой ужасной бомбёжки. Через короткое время самолёты улетели, а то место, где должен был находиться я, чернело дымом и гудело людской болью. Казалось, будто земля ещё вздрагивает.  По документам из разбомблённого поезда моя жена получила похоронку.
И вот война закончилась, и нет вражеских самолётов, и я еду домой, куда полгода назад я так и не доехал. А в тот раз, когда я гнался за оборванцем, я сгоряча умудрился так далеко отбежать от войны, которая осколками достигла и столовую с мирными щами, и даже женщину, чью сумку спасал я.

 

 

Номинация “Изобразительное искусство”

Тема: ” Великие рязанцы” – Исторические памятники Рязани

Название работы: “Историческое здание гимназии № 2 на ул. Соборной”

Жанр. Техника исполнения: Живопись/Гуашь

Участник: Белова Екатерина

Возраст:15лет

МБДО “ДШИ № 2”

Преподаватель:Меренова Татьяна Александровна

 

Номинация “Изобразительное искусство”

Тема: ” Великие рязанцы” – Исторические памятники Рязани

Название работы: “У памятника 60-летию Победы на Московском”

Жанр. Техника исполнения: Живопись/Гуашь

Участник:  Лапин Сергей

Возраст:12 лет

МБДО “ДШИ № 2”

Преподаватель:Меренова Татьяна Александровна

 

 

Номинация “Изобразительное искусство”

Тема: ” Великие рязанцы” – Исторические памятники Рязани

Название работы: “Памятник Евпатию Коловрату”

Жанр. Техника исполнения: Живопись/Гуашь

Участник: Косицков Михаил

Возраст:14 лет

МБДО “ДШИ № 2”

Преподаватель:Меренова Татьяна Александровна

Номинация “Изобразительное искусство”

Тема ” Экология души”/ “Рязанские мадонны – это наши матери”

Название работы: “Рязаночка”

Жанр. Техника исполнения: Живопись/Гуашь

Участник: Гришаева Алёна

Возраст:13 лет

МБДО “ДШИ № 2”

Преподаватель:Меренова Татьяна Александровна

Вверх