Курс валют: $ //-// € //-//
         
http://7info.ru/news/accents/velikij_prodolzhatel_dela_lenina/

«Великий продолжатель дела Ленина»
В «оттепельную» пору говорили, что весна в СССР наступает не 1, а 5 марта.

Акценты   2030

В оттепельную пору в нашей стране была в ходу поговорка, что весна в СССР наступает не 1, а 5 марта.

Старшему поколению эту поговорку «переводить» не надо. А для молодых поясним.

5 марта на Ближней даче

5 марта 1953 года в 9 часов 50 минут вечера скончался один из самых известных советских и партийных руководителей, один из наиболее одиозных политических деятелей мира – Иосиф Виссарионович Сталин.

Довольно скоро за его кончиной последовали радикальные изменения в общественной и политической жизни страны. В том числе – из лагерей выпустили политических заключённых. Тех, разумеется, кто дожил до светлого дня освобождения, ибо 10, а тем более 25 лет в лагере, где первым и единственным средством «исправления» считался тяжелейший физический общественно-полезный труд, провести мог отнюдь не каждый осуждённый. Были пересмотрены дела только осуждённых по каким-либо политическим процессам либо родственников осуждённых по политическим мотивам. Самой многолюдной категории узников – жертв «Указа семь-восемь», официальное наименование которого «Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», - реабилитация не коснулась. Будучи по сути чисто политической кампанией, ибо вводил строгое наказание за хищение госсобственности, в отличие от посягательств на частную, «Указ семь-восемь» считался инструментом уголовного права и действовал в таковом качестве вплоть до принятия УК СССР 1961 года. Поэтому жертвы «Указа семь-восемь» – люди, отправившиеся в лагеря по факту или по оговору, или по подозрению в краже государственного имущества – до сих пор не подлежат реабилитации, так как в глазах системы правосудия они «всего лишь» уголовники. Сколько их было, мы, вероятно, никогда не узнаем в точности. Советский народ намекал на неизмеримое количество словами городского романса, автора которого мы тоже, скорее всего, никогда не установим: «Идут на север, срока огромные, кого ни спросишь – у всех указ…». Принят «Указ семь-восемь» был по инициативе генерального секретаря ЦК ВКП(б) Иосифа Сталина.

Но всё-таки двери лагерей после смерти Сталина приоткрылись не только в одну сторону – в них оказалось возможно не только войти, но и выйти. Освободившиеся узники и принесли в большой мир поговорку о том, что весна в СССР начинается 5 марта.

Спаслись на фонарных столбах

Официальная версия смерти Иосифа Сталина такова : 1 марта 1953 года Сталина, лежащего на полу в малой столовой Ближней дачи (также называемая «кунцевская дача», резиденция Сталина на территории нынешнего московского микрорайона Фили-Давыдково, которой он предпочитал пользоваться в последние годы жизни), обнаружил охранник. Великий вождь был без сознания.

Утром 2 марта на Ближнюю дачу приехали врачи и диагностировали паралич правой стороны тела – скорее всего, следствие обширного инсульта. Однако печальный факт выхода Сталина из строя от народа скрывали два дня.

Только 4 марта 1953 года публично было объявлено о «тяжёлой болезни товарища Сталина», стали публиковать и передавать по радио бюллетени о состоянии его здоровья.

Агония прекратилась 5 марта в 21 час 50 минут. О смерти генсека объявили по радио 6 марта 1953 года в 6 часов утра, и в этот день все газеты Советского Союза вышли с информацией о кончине Сталина. Медицинское заключение напечатали тоже все газеты: по нему, смерть наступила от кровоизлияния в мозг.

6—9 марта 1953 года по всей стране были днями траура. Советские люди прощались со Сталиным. В отдалённых от Москвы городах траурные митинги проходили возле местных памятников вождю, благо, в них, в памятниках, недостатка не было. Жители Подмосковья и соседних регионов стремились проститься с вождём «лично». Гроб с телом покойного был установлен в Доме Союзов, на поклон к нему стремились тысячи людей.

В день собственно похорон, 9 марта, в центре Москвы возникла страшная давка, в которой погибло множество людей. Их количество называется до сих пор так же расплывчато, как и количество пострадавших от репрессий. Скажем, переводчица Лилиана Лунгина, мать известного режиссёра Павла Лунгина, говорит о четырёхстах с лишним жертвах. Но есть версии и о нескольких тысячах растоптанных.

Мир тесен. Одним из рязанцев, поехавших в Москву на похороны Сталина, был молодой студент, спортсмен Пётр Курицын, в будущем – преподаватель рязанского пединститута. Будущее у него оказалось лишь потому, что он и его приятель, молодые сильные парни, выбрались из давки вверх по фонарным столбам, на которых и просидели чуть ли не до ночи. Иначе бы молодые жизни бесславно и горько пресеклись…

Об этом со слов отца рассказывала мне рязанская поэтесса и художница Ирина Курицына, которой РИА «7 новостей» посвящало статью. Если бы обстоятельства для Петра Ивановича сложились не столь счастливым образом, Ирина бы не появилась на свет. 

Официальную версию смерти Сталина очень многие не считали сразу и не считают до сих пор соответствующей действительности. Но доказать, как и опровергнуть её, практически невозможно: доступ ко многим архивным материалам, касающимся последних дней жизни вождя, его смерти и погребения, запрещён, сами они засекречены. Вокруг мёртвого Сталина витают конспирологические слухи, как и вокруг живого. Есть различные предположения – и что уйти из жизни ему «помогли», и что против умирающего Сталина был составлен заговор его ближайшими соратниками, и что кончина произошла не 5 марта, а раньше/позже/намного позже… На тему этих версий написан не один десяток книг.

Но мы не станем углубляться в дебри версификаций, а обратимся к наиболее доступной и массовой информации о прощании со Сталиным: той, что предоставляют нам рязанские газеты того времени.

«После тяжёлой болезни…»

В 1953 году номер единственной областной рязанской газеты «Сталинское знамя» за 5 марта не выходил. А номер от 6 марта открывается гигантским портретом вождя и обращением жирным угольным шрифтом в «шапке» рядом с заголовком:

«ОТ ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР ко всем членам партии, ко всем трудящимся Советского Союза. 5 марта в 9 часов 50 минут вечера после тяжёлой болезни скончался Председатель Совета Министров СССР и Секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза Иосиф Виссарионович Сталин. Бессмертное имя Сталина всегда будет жить в сердцах советского народа и всего прогрессивного человечества».

Особенно интересно указание на «тяжёлую болезнь» и медицинское заключение о смерти от инсульта человека, которого до этого поминали исключительно как Великого Вождя и Учителя, ни словом не намекая на его природу из плоти и крови, на то, что у него в принципе есть тело, здоровье, какие-то нужды и проблемы. Со страниц «Сталинского знамени» тот, чьё имя газета носила, предстаёт и впрямь бессмертным существом неземного происхождения. Притом вездесущим.

За неделю до дня смерти вождя, в номере «Сталинского знамени» за субботу, 28 февраля 1953 года, передовица называлась «Об итогах выборов в Рязанский областной Совет депутатов трудящих 22 февраля 1953 года» и «Об итогах выборов в Рязанский городской Совет депутатов трудящих 22 февраля 1953 года». Столь важному электоральному, как сказали бы мы сегодня, событию была посвящена не только первая полоса, но и вся газета с продолжением. В номере за 28 февраля напечатали списки депутатов областного совета. В следующем номере, за 1 марта, опубликовали списки депутатов Рязанского Горсовета. Его возглавляли: Сталин Иосиф Виссарионович, Маленков Георгий Максимилианович, Берия Лаврентий Павлович, Хрущёв  Никита Сергеевич, Шкирятов Матвей Фёдорович. Готова поспорить, что ни один из них ни разу в Рязани не бывал.

Вряд ли эти деятели много знали о городе, совет депутатов трудящихся которого возглавляли. Впрочем, один отзыв Сталина о Рязани всё-таки известен (не удивлюсь, если он был вообще единственным). В 1948 году первым секретарём Рязанского обкома ВКП (б) был назначен Алексей Николаевич Ларионов, уроженец Русского севера. Как пишет портал «История, культура и традиции Рязанского края», Ларионова прислал в Рязань на высокий пост лично Сталин со следующим напутствием: «для ликвидации помойной ямы под Москвой»,—отсталой в экономическом плане Рязанской области. Эту информацию авторы статьи для портала почерпнули из книги «Мой родной город Рязань. История Рязани с древнейших времен», вышедшей в издательстве «Приз» в 2007 году.

Слово «ликвидация» из сталинских уст звучало двусмысленно… Однако, судя по дальнейшим событиям, Ларионов понял его мирно. И сейчас речь не о нём, а о Сталине, «виртуально» состоявшем в Горсовете депутатов трудящихся Рязани – как и в горсоветах и облсоветов, не приходится сомневаться, всех регионов СССР. В этом его незримом присутствии везде и всюду было нечто сакральное.

И вот в одночасье оказалось, что этот бессмертный и вездесущий деятель может умереть…

Газетный лист с голубой «заплаткой»

Номер «Сталинского знамени» от 10 марта 1953 года освещает похороны Сталина. Был ли кто-то из редакции командирован в Москву для присутствия на похоронах и составления личного отчёта об этом поворотном моменте советской истории, из газеты понять невозможно. Хроника похорон явно перепечатана из «Правды», как и сопутствующие материалы. К примеру, это прощальная речь товарища Маленкова.

Георгий Максимилианович Маленков – достаточно популярная фигура в поздние годы правления Сталина, один из его доверенных лиц, член Политбюро ЦК КПСС, руководитель ряда комитетов по, так сказать, специальным задачам. То карательным (как в случае с «Ленинградским делом», побеждённой внутрипартийной группировкой, боровшейся за первенство во власти), а то оборонным – входил в состав комитетов, курировавших советское ракетостроение и атомные разработки, несмотря на своё дворянское происхождение. При этом его конкретная роль в ракетном и ядерном деле до сих пор неясна – скорее всего, «общее партийное руководство»…

Сразу после смерти Сталина Маленков вместо него стал председателем Совета Министров СССР и занимал эту должность до февраля 1955 года, когда его «сместил» с поста Николай Булганин. А в период с марта по сентябрь 1953 года его называют фактическим руководителем СССР.

В качестве главы Совета Министров СССР Георгий Маленков держал речь на похоронах Сталина, и эту речь дословно напечатало «Сталинское знамя». Держал речь и ещё один верный друг и сподвижник усопшего вождя, но… на лист рязанской газеты наклеена голубая заплатка размером приблизительно в четверть его площади. Заплата приклеена на совесть. Но самый сладкий плод – запретный. Любознательные читатели «Сталинского знамени» отодрали верх заплатки от страницы задолго до того, как я запросила этот номер. Видимо, тогда же, когда эту заплату впервые налепили. А случилось это во второй половине 1953 года. Так как все лезли под заплату, библиотекарям пришлось зачертить ручкой то, что напечатано под ней. А там напечатано: «Речь товарища Лаврентия Павловича Берия».

Лаврентий Берия , бывший министр госбезопасности СССР, неоднократный министр внутренних дел СССР, был схвачен в Кремле утром 26 июня 1953 года, на совещании Совета министров СССР, созванном по инициативе Никиты Хрущёва, где тот же Хрущёв заговорил о несоответствии Берии всеми занимаемым должностям и предложил освободить его от них. Также Хрущёв высказал Берии официальные обвинения ревизионизме, антисоциалистическом подходе к обострившейся ситуации в ГДР и шпионаже в пользу Великобритании в 1920-х годах – без шпионажа в списках грехов советские руководители долгое время не могли обойтись…  Группа генералов во главе с маршалом Жуковым обезоружила и арестовала Берию. Лаврентий Павлович возражал, что раз его назначил на должность пленум ЦК КПСС, то и снять может только пленум. За пленумом ЦК КПСС дело не стало: его созвали в начале июля, и члены ЦК отвели душу, рассказывая о вредительстве Берии. 7 июля постановлением пленума Берия был освобождён от обязанностей члена Президиума ЦК КПСС и выведен из состава ЦК КПСС. А 27 июля 1953 года был издан секретный циркуляр 2-го Главного управления МВД СССР, который предписывал повсеместное изъятие любых художественных изображений Л. П. Берии. Вот тогда и похоронную речь товарища Берии в рязанской газете заклеили голубенькой заплаткой.

Но в Рязани Берии повезло больше, чем в Орле. Как пишет портал «ОрёлБезформата» в материале о смерти Сталина: «Бывшего наркома госбезопасности в народе люто ненавидели. В архиве «Орловской правды» на пыльной полке хранится пожелтевшая подшивка за 1953 год. В № 50 за 10 марта напротив фамилии Берии, произнесшего на похоронах Сталина речь, кто-то размашисто написал «сволочь» и поставил восклицательный знак».

23 декабря 1953 года по приговору Специального судебного присутствия Верховного суда СССР Берию расстреляли и кремировали в печи 1-го Московского крематория на Донском кладбище, построенного, по одной из версий, специально для того, чтобы возможно более незаметно «утилизовать» конвейер мёртвых тел «врагов народа».

Впрочем, расстрел Берии в чём-то походит на смерть Сталина – в правдивости официального доклада об этом факте многие сомневаются, приводят даже доказательства того, что Берия был жив долгое время спустя «расстрела», и что его видели в Аргентине, где нашли приют также многие нацистские преступники, сбежавшие от Нюрнбергского трибунала. Тайна сия велика есть, и уж конечно, в рязанской газете прочитать что-либо, проливающее на неё свет, нереально.

После Сталина

Осталось проследить, как вспоминали любимого вождя и учителя в Рязанской области после его «переселения» из Кремля в Мавзолей.

«Сталинское знамя» за пятницу, 5 марта 1954 года вышло с портретом Сталина (ровно тем же, что и год назад, «парадным» портретом) и шапкой: «Сегодня исполняется первая годовщина со дня смерти Иосифа Виссарионовича Сталина. Под знаменем Ленина-Сталина Коммунистическая Партия твёрдо и уверенно ведёт нашу страну к полной победе коммунизма. Великое единение партии, правительства и народа – вот животворный источник всех побед, основа нашего уверенного движения вперёд по пути к коммунизму».

Открывает газету статья «Под знаменем Ленина-Сталина, под руководством Коммунистической Партии – вперёд, к победе коммунизма». Сама статья представляет собой блистательный пример того, как можно сказать много, не сказав ничего. По задумке авторов, это, видимо, был развёрнутый некролог Сталину, перечисляющий все его грандиозные заслуги и заслуги СССР, связанные с деятельностью вождя. По факту этот некролог является длинным славословием совершенно без фактов. В нём не называются фамилии, географические названия (например, когда речь заходит о территориях, которым СССР принёс советскую власть и освобождение от фашизма), индустриальные свершения (ДнепроГЭС, например). Одни общие слова без конкретики: «Коммунистическая партия организовала боевой союз рабочего класса и колхозного крестьянства». «Коммунистическая партия развернула гигантскую строительную работу на основе новой экономической политики».

Не обошлось и без выпада: «Враги партии и народа – троцкисты, бухаринцы, буржуазные националисты пытались свернуть партию и страну с ленинского пути на путь ликвидации завоеваний пролетарской революции, на путь реставрации капитализма». Впрочем, и тут без конкретики, просто типичный газетный штамп. Концовкой статьи служат слова из шапки. Газетное правило лида – выноса главного – знали уже тогда.

Далее на передовице рассказывается, как «Трудящиеся чтут память Иосифа Виссарионовича Сталина». Например, «в большом зале библиотеки Рязанского горкома партии состоялось общегородское собрание агитаторов, на котором с докладом «Иосиф Виссарионович Сталин – великий продолжатель дела Владимира Ильича Ленина» выступил директор педагогического института тов. Кирьянов». «В Рязанском медицинском институте агитаторы проводят беседы на тему «Годовщина со дня смерти Иосифа Виссарионовича Сталина» в студенческих группах, общежитиях и на квартирах трудящихся (!), которые будут голосовать на избирательном участке номер 4». Представляете, счастье? – приходите вы домой после работы в свою квартиру, и тут к вам вваливаются агитаторы с поминальной беседой о Сталине…

Аналогичные беседы, писала газета, проводили в тот день для работников пристани, рабочих судоремонтных мастерских, технического участка и т.п. «Вместе со всем советским народом чтут бессмертное имя Сталина воины Рязанского краснознамённого пехотного училища им. К.Е. Ворошилова (предтеча Рязанского училища ВДВ. – Е.С.). В библиотеке организована выставка, показывающая революционную деятельность вождя, его классические произведения, обогатившие марксистско-ленинскую теорию». В районах и колхозах беседы о вожде проводили в основном учительницы – добровольные агитаторы или агитаторы в силу общественной нагрузки.

Однобокость информации об «отмечании» годовщины со дня смерти Сталина заставляет подозревать, что муссировали память о нём в народе агитаторы, а если бы не их усилия, прошло бы 5 марта 1954 года как обычный будний день.

На второй полосе тему смерти Сталина продолжает статья без подписи «Великий продолжатель дела Ленина».

Третья полоса более интересная: на ней заметка: «Лауреат Сталинской премии профессор О.Б. Лепешинская в Рязани» с фотографией. В последних числах февраля дама-академик побывала в Рязани и выступила на заседании учёного совета Рязанского медицинского института им. Павлова официальным оппонентом при защите докторской диссертации зав. Кафедрой гистологии Л.С. Сутуловым, а также провела ряд лекций. Лекция «Дальнейшее углубление и развитие новой клеточной теории» предназначалась партийному и советскому активу – но, как следует из контекста заметки, то была более политическая лекция «обзор борьбы материализма с идеализмом в биологии». О том же самом Лепешинская прочитала лекцию студентам и почти о том же, с другой формулировкой – в лектории областного отделения Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний. Статья о гостевании Лепешинской в Рязани подписана А. Чечневой.

Парадокс в том, что как раз идеалистической и политизированной до крайности была именно клеточная теория Лепешинской. Ольга Лепешинская снискала Сталинскую премию за то, что, как и Трофим Лысенко, проводила мысль, что в советской стране природа ведёт себя по-особому, не так, как в мире капитала. Лепешинская на полном серьёзе доказывала возможность того, от чего отказались как от вздора ещё средневековые алхимики - превращения неживого в живое на клеточном уровне. За границей её теория изначально была признана антинаучной, но в СССР её в определённый период внедряли в умы всем студентам-медикам, биологам и естественникам. Смерть Сталина остановила победное шествие клеточной теории, о Лепешинской и её опытах прекратили писать в газетах, по крайней мере, в разрезе единственно верного учения.

Но в Рязань Лепешинская приезжала не просто так. Через год она будет избрана депутатом Верховного Совета СССР от Рязанской области. Наряду с певцом Александром Пироговым. Об этом сообщит «Сталинское знамя» за 4 марта 1955 года.

В 1955 году номера за 5 марта не будет. Номер за 4 марта будет полностью посвящён выборам в Верховный Совет и требованию «Выполним постановления Январского пленума ЦК КПСС» (на третьей полосе).

На последней полосе любопытно будет прочитать статью В. Мартынова «Расточители государственных средств» - о комбинате строительных деталей треста «Рязстроймонтаж», где выписывают средства на ремонт станков, тогда как на самом деле это оплата якобы закупленной партии верёвки, которую никто, включая корреспондента газеты, почему-то воочию не видел. Ничего не напоминает?..

В номере за 6 марта 1955 года статья Б. Кузьмина «Иосиф Виссарионович Сталин - великий продолжатель дела Ленина». Это не дежа вю, это просто статьи с одним и тем же названием шли в газету из года в год. Содержание их тоже повторялось практически слово в слово. С огорчением придётся признать, что набор фраз, которые рязанская газета обращала к Сталину, до обидного скуден.

При этом в освещении других тем газета становится живее, активнее, едва ли не «неформальнее». На её страницах появляются фельетоны. Фельетон «Ротозеи», за подписями Ю. Григорьева и Е. Осипова (известный рязанский журналист и поэт, отец преподавателя РГПИ Александра Осипова. – Е.С.), соседствует с «продолжателем дела Ленина», но читается куда интереснее. Это чистый советский детектив о том, как профессиональный мошенник «кинул» нескольких непростых людей, приглашая их на базу «Главунивермага» и выдавая себя за заведующего. Люди просили дефицитные товары – радиоприёмник «Мир», меховое пальто, швейную машинку и т.п. – «завбазой» брал у них деньги, говорил, что сейчас принесёт мечту, и исчезал с деньгами. А суммы были приличные – от 1 до 2 тысяч рублей. Среди обманутых Алексеем Волковым, как назвали жулика авторы, был даже милиционер, которому потребовался отрез материи.

На последней странице газеты постоянно печатается киноафиша. Большинство фильмов мне неизвестны – «Морской охотник», «Над Черемошей», «Сегодня вечером всё будет кончено» - чехословацкая картина – но главное, что кино показывают, газета веселеет, жизнь налаживается. Появляются на страницах «Сталинского знамени» и рецензии на книжные новинки центральных издательств, что лично меня особенно взволновало. На последней полосе этого номера – просто праздник какой-то! «Частушки и песни о животноводстве». Творчество самих животноводов. Частушки в основном слабые, без «перчика» и беззубые, но сам факт, что они появились в газете, говорит о многом. Например, об «оттепели», которая уже не за горами, а во дворе.

Номер за 6 марта 1955 года – последняя газета «Сталинское знамя», в которой имя покойного вождя упоминается не в качестве наименования колхоза или завода. Номера за 5 марта 1956 года опять нет. Есть номера за 4 и 6 марта. Но если бы он и был, в нём бы тоже ни слова не было бы о Сталине. Почему? Да потому, что две недели назад, 25 февраля 1956 года, в Москве завершился ХХ съезд КПСС . Как помним, на нём Хрущёв развенчал культ личности Сталина. И «склонение» прежде священного имени в газетах тут же прекратилось.

В номере за 4 марта 1956 года на передовице хрущёвский пятилетний план, который необходимо выполнить досрочно, и триумфальное шествие кукурузы по всей стране.

С 18 июля 1956 года «Сталинское знамя» начнёт называться «Приокской правдой».

«Смерть Ленина. Клятва Сталина»

В дальнейшем ни в одной официальной рязанской газете ни день рождения, ни день смерти Сталина не будет отмечаться специальными публикациями. Более того – газеты станут делать вид, будто бы его просто не существовало. Как учил сам Сталин: нет человека – нет проблемы.

Так продлится до самой перестройки, когда Сталина вновь начнут «склонять», но уже отнюдь не благоговейно. Но об этих публикациях будут другие наши обзоры.

Осталось добавить, что в последние годы день смерти Сталина снова входит в политический оборот. К примеру, в день, когда пишутся эти строки, 5 марта 2017 года, в столице, по сообщению «Эха Москвы», представители «левых» партий провели акцию возложения цветов к могиле имярека у кремлёвской стены. По данным издания, возглавляли акцию памяти лидеры КПРФ, Зюганов и Мельников, оставившие букеты и у мавзолея Ленина, и у бюста на могиле Сталина. В шествии, подсчитало «ЭМ», участвовало до полутысячи человек.

Рязанских сообщений о каких-либо митингах в годовщины смерти Сталина на поисковый запрос из интернета не выпадает. Но в различных контекстах вождь и учитель упоминается. Например, в ходе шествия коммунистов на 7 ноября 2014 года его истово призывали вернуться и всё исправить, как писала «Малая Родина».  

22 января 2015 года «Приокская правда» - газета рязанского областного отделения политической партии «КПРФ» вышла со статьёй «Смерть Ленина. Клятва Сталина».  Клятва Сталина над гробом первого вождя мирового пролетариата цитируется по его собранию сочинений, т. 6, стр. 46–51. Следовательно, клятва весьма пространна, хотя сводится к повторению одного тезиса: «Клянёмся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним эту твою заповедь!».

В других городах даже успели восстановить памятники Сталину (на иллюстрации – бюст вождя в Архангельске). Рязань пока чаша сия миновала. Надолго ли?..

Елена Сафронова