Курс валют: $ //-// € //-//
         
http://7info.ru/news/accents/hozjajka_pegasa/

Хозяйка Пегаса
21 марта празднуется Всемирный день поэзии. Мы начнём отмечать его загодя, вместе с человеком, чья визитная карточка в творческой манере – литературная пародия. Поэзия без пародии - что пища без соли!

Акценты   1833

А я тебе шёпотом…

 

Пародия – (буквально – пение наизнанку), в литературе и в музыкальном или изобразительном искусстве комическое подражание художественному произведению или группе произведений, гласят словари.

Одно из любимых чужих стихотворений у рязанской поэтессы и художницы Ирины Курицыной – пародия Александра Иванова , знаменитого «ирониста», многолетнего ведущего телепередачи «Вокруг смеха», на Григория Корина:

 

«Ты пиши, пиши, пиши,

Сочиняй весь век,

Потому что пародист –

тоже человек.

Он не хочет затянуть

Туже поясок,

Для него твои стихи –

хлебушка кусок.

Ты пиши. И мой призыв

Не сочти за лесть,

Потому что пародист

Тоже хочет есть!».

 

Ирине Курицыной не повезло, как Александру Иванову, зарабатывать «хлебушка кусок» литературными пародиями. В Рязани это дело не так востребовано, как в передаче «Вокруг смеха». Да заработок сугубо литературным трудом в нашем городе – скорее, легенды, которые рассказывают относительно молодым писателям старшие товарищи, помнящие ещё активную деятельность Бюро пропаганды при местной организации Союза писателей СССР, организовывавшего «членам» творческие командировки и творческие встречи на предприятиях. По этим рассказам (в которых эмоции преобладают над фактографией), поэтам и писателям при советской власти была сплошная синекура. Однако она касалась далеко не всех, а только счастливых обладателей «корочек», которых (обладателей) на область было гораздо меньше, чем сейчас. Но даже тогда поэтический юмор не то чтобы не приветствовался, но не в моде был. Единичные иронические стихотворения, скажем, Евгения Маркина хранит скорее народная память, нежели бумажная летопись. А о пародиях рязанских классиков друг на друга слышать не доводилось.

Членом какого-либо союза писателей Ирина Курицына не была никогда. Собственная книга стихов (не пародийных) у неё до сих пор всего одна: «Все, что позволено душе», Рязань, 1995 год. Это замечательная, тонкая и мудрая лирика. Подозреваю, что несправедливо малый круг товарищей знает, что помимо отличных лирических стихов Ирина Курицына творит прекрасные иронические вирши и пародии. Почему так? Ирина не лезет вон из кожи, чтобы «продвигать» себя – ни в богемной тусовке, ни в печати. Её единственная книга в эти весенние дни тоже отметит 20-летний юбилей. Судя по всему, Ирина и делала сборник «Всё, что позволено душе» к своему 30-летию – дате, отмеченной сакральным значением рубежа молодости и зрелости. О следующей книге стихов, которых за два десятилетия накопилось много, заговорила только сейчас. И то – не «издать любой ценой», а «если получится…»

Наблюдения за бытом и нравами литературной страты давно подтверждают: чем больше есть человеку что сказать, тем скромнее поведение его и тише голос. Один из наиболее значимых лириков, живущих в Рязани, Александр Брятов , в середине «нулевых» активно занимавшийся литературным творчеством в интернете и выпустивший книгу стихов «Насекомое лето» в 2009 г., утратил интерес к самопозиционированию и не проявляет себя ни на местных, ни на столичных литературных вечерах. Так же держится и наша героиня, вполне довольная замкнутым циклом литературной работы, что складывается у человека думающего и талантливого. «А я тебе шёпотом…» - только так и говорятся главные слова.

Зато когда сказать нечего, а, главное, незачем, пишущая особь «глотку дерёт», пытаясь взять на себя толику внимания хотя бы громкой суетой…

К счастью, у Ирины Курицыной есть друзья и поклонники её творчества, которые обещали ей помочь с выпуском нового сборника, и я искренне надеюсь, что вторая книга получится. А может быть, даст Бог, и не только вторая! По-хорошему, Ирине нужны две книги – лирики и сатиры, а то под одной обложкой они не уживутся.  

 

Декоратор forever

 

По образованию Ирина Курицына, закончившая Рязанское художественное училище – театральный художник, декоратор. Правда, по дипломной специальности она работала, кажется, только на преддипломной практике. Не путать с той «практикой», которую вся учащаяся молодёжь проходила в сельском хозяйстве!.. У Ирины опыт помощи Родине собирать урожай довольно экзотический: работа в молдавском совхозе, где поля бахчевых культур соседствовали с собственным консервным заводиком. Её рассказы о молдавской поре я пробовала записывать. Но, как и проза корифея разговорного жанра Михаила Задорнова доказывает, байки абсурда на бумаге выглядят бледновато. Невозможно текстовыми средствами передать образ ручной крысы Сары (ручной она стала у кормивших её студентов, до этого была обычным диким пасюком), которая заснула на конвейере, а его включили… в общем, безутешные любители животных нашли кусок хвоста. Вопрос на засыпку – что пережил тот, кто обнаружил остальную Сару в банке маринованных кабачков?..

На письме выходит злобный фельетон в советской «молодёжке», но поверьте, в устном исполнении – феерическая байка.

Молдавия осталась в приятных воспоминаниях. Как и недолгая театральная работа. Большая часть жизни Ирины Курицыной связана с полиграфией: вёрстка и дизайн, между прочим, с момента прихода этих технологий в Рязань. Без ложной скромности скажем, что к оформлению большинства газет Рязани Ирина Курицына в разные годы приложила руку: «Приокская правда», «Приокская газета», «Рязанская неделя», «Рязанские ведомости», «Молодёжная среда», ряд ведомственных и рекламных изданий – далеко не полный список. А также вёрстка и оформление книг для рязанских – и не только рязанских - издателей. С москвичами она тоже сотрудничает.

Одной из самых интересных работ для Ирины было создание (в 2014 г.) макета книги московского поэта Ильи Леленкова «Пятнадцать огурцов и одно мороженое», в рецензии известный поэт Дмитрий Артис отдельно отметил «безупречную вёрстку» трудоёмкого дизайна.

Специальность «декоратор» звучит так многолико и символично, что популярный писатель Борис Акунин не устоял перед соблазном назвать так детективную повесть из фандоринского цикла. Сюжет её весьма мрачен: в Москве действует маньяк, совершающий садистские убийства и непотребные глумления над трупами – однако блистательный сыщик Эраст Фандорин догадывается, что у злодейства есть высокий мотив. И точно: душегуб называет себя «Декоратором» и считает, что он «украшает» уродливых и ничтожных людишек, раскрывая их нутро, прекрасное, по замыслу Божьему.

Подарила мне эту книгу и тем самым познакомила меня с Акуниным Ирина. Михаил Булгаков говорил: «Как причудливо тасуется колода!».

«Декоратор» Акунина – радикальный пример и не образец для подражания. Но мы никуда не денемся от понятия «декорации»: рукотворного создания красоты, исправления того, что в мире «не задалось». Всю жизнь Ирина Курицына занимается именно этим: украшением, облагораживанием, усовершенствованием. Благо, руки у неё золотые, рукодельные, приспособленные не только к изящному ремеслу художника и дизайнера, но и к домашнему хозяйству, садоводству, огородничеству, шитью и готовке.

Глубже понять натуру «декоратора» Ирины поможет такой факт: в начале нулевых она приняла бесповоротное решение сменить городскую квартиру на деревенский дом – якобы крестьянские гены отца, уроженца Клепиковского района, позвали ближе к земле. И переехала в посёлок Борки, в домик, «осиротевший» после смерти старушки-хозяйки. Каким заброшенным выглядел этот дом!.. Но сейчас в его былую жалкость уже трудно поверить. Всё, что изменилось в доме в лучшую сторону, а также возникший при нём сад, палисадник, летний стол для пикников, где мы так любим собираться семьями, - заслуга Ирининого постоянного труда, работы не напоказ, а ради искреннего удовольствия. О своём саде она написала трогательное стихотворение:

 

***

Вино и хлеб – не кровь Христова,

Не плоть – обычная еда…

Какая прочная основа

Для тех, кто пожил и устал.

 

Тех, кто оставил голос – струнам,

Шагам – молчание дорог,

Любовь – врагам, ошибки – юным.

И только память уберег.

 

Кто знал мучительную совесть

Язвящей душу, как игла…

И я никак не успокоюсь,

Должно быть мало прожила.

 

Должно быть бледно и неточно…

Но, чтоб не грезить об ином,

Преломлен хлеб в саду полночном,

И сдобрен праздничным вином!

 

…И цветёт бесстыжими цветами!

 

Трудно сопоставить одно с другим - но поэтическое «хобби» Ирины, пародии, тоже элемент высокого декораторского искусства. Они помогают словам достигать подлинной красоты – от противного. По идее, высвечивание недостатков чужого слога – не только изысканное, но и поучительное чтение. Но не все готовы воспринимать пародии так.

Мы с Ириной знакомы с 1995 года. Близко дружим, обнаружив, что одинаково смотрим на мир и искусство, с конца 90-х. А весной 2000 г. с нами произошло необъяснимое творческое сатори (прозрение). Неожиданно во время дружеских посиделок, на которых вспоминали стихи наших рязанских знакомцев, мы начали перефразировать их. Увлеклись так, что при каждой новой встрече продолжали эту игру. В итоге за месяц написалось около тридцати шуточных стишков. Вдохновение иссякло так же спонтанно, как и появилось, и мы до сих пор не смогли объяснить себе, откуда оно пришло и куда ушло.  

То, что получилось на выходе, Ирина красиво сверстала в мини-сборник пародий «Собрание сочленений. Любимым посвящается». Проставила выходные данные: «Халдеев, Налдеев и Пепермалдеев, Рязань, 2000 г., издательство «За можай!» при участии пресс-группы «Бесстрашный сурок». Прямо хоть продавай!..

На это мы, конечно, не осмелились, но кое-какие меры по распространению книги предприняли. Во-первых, выложили в интернет. Долгое время пародии красовались на ресурсе иронической поэзии «Чернильница», но сейчас найти тот портал не могу. Возможно, страница ресурса приказала долго жить – грустная участь иногда постигает и самые весёлые проекты. Несколько наших пародий остались на портале «Термитник поэзии»: на Александра Архипова , Анатолия Сенина , а также та, которую лично я посвятила Ирине Курицыной . Во-вторых, раздарили друзьям, а небольшую часть рассеяли по Константиновскому гулянию в октябре того же года.

Особого эффекта тот демарш в культурных кругах Рязани не произвёл. То ли герои сборника (тогда все они были живы и здоровы, а вот сейчас многие из них уже покинули сей мир) обиделись за себя любимых. Пародии были едкие, но стоит ли писать их беззубыми?.. Приведу самый короткий пример:

 

Ураган прошел. И вот

Полыхает розовое пламя.

Яблоня упала, но цветет

Крупными, бесстыдными цветами.

                               М. Дейков

 

Ураган промчался. Вот фигня!

Я привычно думаю о маме.

Яблоня упала на меня

И цветет бесстыжими цветами.

 

То ли потому, что наши люди, что бы они ни говорили, внимают и доверяют только газетным публикациям. Реакция наступила семь лет спустя, когда весной 2007 года ядовитый журналист Анатолий Обыдёнкин сделал с нами интервью для «Новой газеты – Рязань» об этом самом сборнике. От него осталась великолепная фотосессия пародистов в действии (см. иллюстрации). Вот тогда поэтическая Рязань «разула глаза» и стала искать возражения пародиям по этическим мотивам. Но мы этических упрёков не приняли, так как, в отличие от большинства пародистов, «приложили» и сами себя, а не выступили «в белом фраке». А недовольным Ирина ответила честным стихотворением:

 

***

Вот так – печалясь и смеясь,

По птичьи хлопоча,

Утратить нити бытия.

Забыться. Замолчать.

 

И оценить в конце концов

Могущество пера –

На суетящихся глупцов

Рассеянно взирать.

 

Построить дом, раскинуть сад

И песню напевать,

К которой сотни лет назад

Придуманы слова.

 

Кого ж еще глаголом жечь,

За этот мир скорбя?

Позволить хочется душе

Звучать внутри себя…

 

Дитя понедельника

 

Зодиакальное созвездие, под которым Ирина Курицына появилась на свет, изображается в виде двух рыб, плывущих одна по течению, другая против. «Тотем» Ирины – явно та бесстрашная рыбёшка, которая прёт наперекор волнам.

Как рассказывала Ирина друзьям, с ранних лет её преследовали неудачи – то забавные, а то и трагические, чреватые нешуточными опасностями. В младших классах она перенесла серьёзную детскую болезнь, лежала в больнице – и якобы «вышла в астрал», душа оставила тело и с ощущением необычайной лёгкости парила по больнице и вне её (у меня всегда мурашки по коже от этого рассказа). В подростковом возрасте свалилась в котлован на стройке и чуть не увязла в ранней весенней грязи…

Все эти несчастья активизировались ко дню рождения Ирины, и это она пресерьёзно объясняет тем, что явилась в мир в понедельник, 13 числа. Её мистическая вера в отрицательную магию числа рождения подвигла меня написать репортаж про девушку, «дитя понедельника», в «Мещёрскую сторону» первого поколения. Репортаж мы обсуждали в первые дни марта, в него вошли не только жуткие, но и смешные бяки: как уже взрослая Ирина покупала себе золотые серёжки на день рождения, и английский замок на одной мочке заклинило так, что весь коллектив продавцов не мог его расцепить, и подруге предложили переночевать в сейфе вместе с серьгами… Дописывала его я одна: в свой день рождения Ирина угодила с работы в больницу, и туда ей принесли витаминную передачку, продлившую срок лечения жутким пищевым отравлением. Понедельник, 13 продолжал действовать!.. Репортаж на таком животрепещущем материале был воплощением поговорки «И смех, и грех». Я надеялась, что его публикация прибавит Ирине оптимизма и поможет выздороветь…

Редактор изуродовал репортаж «Именины на костылях» так, что от него остались одни костыли. Все смешные подробности были либо вымараны, либо переписаны в недоуменные «Ну и что?». Оказалась исключена даже важная деталь биографии Ирины: чтобы одолеть злой рок, она в молодости занялась конным спортом, и более десяти лет не только эффектно гарцевала на породистых лошадях, но и работала на конных заводах Рязанской области. А там отнюдь не пасторальные картинки, но пьяные конюхи, мат-перемат, лошадиный пот и прочие отходы жизнедеятельности – конюшня, она и в Англии конюшня!.. Кстати, угадайте с трёх раз, помогла ли верховая езда Ирине избавиться от хронической невезучести? Чья карточка в травмпункте самая толстая? Восемнадцать обращений по поводу «сбросила лошадь» и одно по поводу «лошадь наступила на ногу»…

Ноги изолировали, лошадей убрали. Читая кастрированный текст, нельзя было поправиться, но очень легко заболеть сплином. Видимо, 13 число в тот високосный год разыгралось не на шутку…

Двумя годами позже, вернув в статью все хохмы, я опубликовала диптих «Дети понедельника» в московском развлекательном журнале – второй частью стала история человека, не вляпывающегося в неприятности, но сеющего их вокруг себя. Правда, вскоре после выхода этого текста журнал приказал долго жить… Неужели и до него добралось 13 число?!

Однако с течением времени все пережитые когда-то драмы и треволнения меняют облик и представляются бесценными прекрасными мгновениями бытия, подобно тому, как стекляшки в детском калейдоскопе представляются драгоценными камнями, а его картонный тоннель – воротами в сказочную страну. Это подметила в других стихах Ирина, неунывающая рыба, продолжающая со спокойным мужеством плыть против течения:

 

***

Не жадничай! Тебе не много лет, –

Отдай свое. Немножечко – чужого.

И – стеклышко, – как в детстве – на просвет,

Раскрашенное голубым и желтым.

 

Как это называется, «секрет»?..

Помилуй Бог! Уже почти полтинник…

Не жадничай. Тебе не много лет –

Мы по счетам еще не заплатили.

 

Постыдное – о, Господи, не дай… –

Шепчу себе… И кто того не просит?

Не жадничай, ведь это не беда,

Когда последний взгляд в окно – на осень.

 

Когда весна – вся в памяти – внутри,

Волнуется, как яхта на приколе.

Не жадничай. И – стеклышко протри.

И положи его на подоконник.

 

Пегас на заднем дворе

 

Пегас – он ведь тоже, извините, лошадь, хоть и с крыльями. А с лошадьми Ирина Курицына управляться умеет. В этом году ей прибавило оптимизма очередное рязанское поэтическое издание: сборник поэтического клуба «Автор» (Рязань, 2014 год). Брошюра сама по себе – пародия на книгу, имеет статус рукописи, так как никто не озаботился приобретением для него ISBN, индивидуального номера книжной продукции. Но не беда: пародист ему присвоил статус литературного произведения, достойного пародии.

 

…Я мудрость, любовь и прикраса,

Творец чистоты и грехов,

Безумное око Пегаса,

Садовник дождей и стихов.

 

О. Дьяконов

 

***

Я – житель иных измерений!

Я – демон, вершитель земной.

Я автор бессмертных творений,

Написанных (к счастью!) не мной…

 

Я мудрость, любовь и прикраса!

И слов моих нет в словаре.

А всё потому, что Пегаса

Держу я на заднем дворе.

 

Поскольку скотину такую

Ведь надо же чем-то питать,

Я авторов местных вербую,

И строго велю сочинять!

 

Я всем им, отчаянным лохам,

Даю вдохновенья глоток,

Но все-таки лошади плохо

От этих мучительных строк.

 

Здесь где-то сокрыта измена!

А может быть, ду́рны стихи…

Я думаю дать ему сена,

А бездарей этих – в пинки!

 

 

Найдешь меня

У края океана

И сразу не поймешь –

На что тебе.

Так беден я и прост

Для талисмана,

И так случаен

В жизни и судьбе.

 

                   Нурислан Ибрагимов

 

***

 

Найдешь меня у края мутной лужи

Осмотришь. Ничего и не поймешь…

Потом – мужчина! Никому не нужен…

- Ну что, берешь?

Наверное, берешь.

 

А я – мужчина. Или был когда-то.

Вот только жаль, лежу, а не стою…

На фоне романтичного заката

Я жду тебя у лужи на краю!

 

Я прост и беден, для тебя – случаен

Но ты – наверняка не из святош…

Когда найдешь кого-то – привечаешь.

Вот и меня, надеюсь, подберешь!

 

Зрела Русь, рассекавшая тьму,

Под особой славянскою метой.

 

                   Евгений Артамонов

 

Археология

 

Мы искали созревшую Русь

Под особой славянскою метой.

Что нашли – описать не берусь –

Слишком странные это предметы.

 

Шла потом за напастью напасть -

Как же мы промахнулись с раскопом…

Не под мэрию надо копать, -

Надо сразу копать под Европу!

P.S. Сегодня, 13 марта, у Ирины Курицыной день рождения, не простой, а «золотой», юбилейный. 

Елена Сафронова 



Комментарии

Комментарий успешно добавлен
Ошибка при добавлении комментария
RE: [Cancel]
Будьте первым, кто оставит комментарий